«Если вы не заберете мать — оставить железнодорожного вокзала»

Oб этoм случae в facebook, oн рaсскaзaл, Лeся Литвинoвa, сoтрудницa Киeвскoгo вoлoнтeрскoгo цeнтрa «Фрoлoвскaя, 9/11″. Истoрия-сын и eгo пoжилaя мaть. Чeлoвeк дoлжeн пoкинуть стрaну, и привeсти стaрушкa нe мoжeт. Сeмья из Лугaнскa, и тaм пeнсиoнeрку нe oстaвишь. И oбeспeчить для нee дoм прeстaрeлыx. Тaким oбрaзoм, eгo мaть, чeлoвeк прoстo дaл в вoлoнтeрский цeнтр. Прoвeл и пoшeл.

Сoциaльныe сeти взoрвaлись oт гнeвa. Чeлoвeк, нe инaчe кaк «твaри» и нe нaзывaют. Oни мeчтaют o встрeчe «рисoвaть» лицo. Нo «твaрь» ли oн или жeртвa трагических обстоятельств жизни?

«Я с ней жить не смогу»

Вот как выглядела эта встреча, по словам Леси Литвиновой. Было около шести вечера. В помещении волонтерского центра вошел прилично одетый мальчик рядом ходила пожилая женщина. Человек почти сразу же заговорил. Женщина в диалог не вмешивалась, только иногда с тревогой смотрел на своего сына.

— Мне нужен какой-то строить, мать.

— А вы откуда? — спросил добровольцев.

— В Луганске. Я здесь давно, и мама переехала в связи с событиями. Там, где мы жили, мы были «заказа», и квартиру я снять не могу.

— Сколько лет маме?

— 59.

— А что с ней?

— У нее болезнь Альцгеймера.

Теперь судьбу женщины-одиночка пытается организовать волонтер Леся Литвинова. Фото: facebook.com

После этого, как описывает волонтер Леся Литвинова, начался очень тяжелый разговор. Ему предложили помощь с поиском работы. Мальчик отказался — сказал, что поедет во Францию. Предположили, что в какой-то гостинице с матерью вашего партнера. Снова отрезал — у него на руках уже есть билеты. Предложили пойти в соцслужбы, но парень ответил, мол, был там, и вместо жилья там предлагают только услуги няни.

— Ты просто хочешь избавиться от нее? — спросил напрямую Леся Литвинова.

— Да, я с ней жить не смогу.

— И если мы не придумаем, где ваши дети? Что вы будете делать?

— Оставить на станции.

— Ты меня не оставишь? Вместе пойдем? — вдруг он оживился пожилой матери.

Парень ничего не сказал. Замолчали и добровольцев. Шок. После этого, пригласил ее на чай. Пока женщина пила чай с печеньем, кормил голубей, забеспокоилась, якобы, его сын Андрей, чай не вы, а он с утра не пил…

Андрей в то же время, по словам Литвиновой, разговаривал по телефону, решал некоторые проблемы с билетами, планировал встречи. Смеялся, шутил.

На пенсию потеряли, код карты забыл.

— Так что ты у вас?

— Где?

— Ну, я не знаю. И где мне их детей? Под забором оставить?

Добровольцы начали звонить, где можете. Но ни в доме престарелых в возрасте 59 лет от Раису в жизни сына оформить могут только на платной основе. И семь тысяч гривен. В результате, они могут либо договориться с домом престарелых в Житомирской области. Месяц проживания от 4 тысяч гривен. Можно привезти хоть на следующий день. Но такие «даты» не устраивают Андрея, якобы, ему бы жить сегодня решить проблему с матерью. Добровольцы начинают гонорара — выпускаются сумки, носки, посуда, халаты, мыло, постельное белье…

— Давай документы. Что у тебя есть?

— Паспорт, Справка переселенца, свидетельство ИНН, медицинскую карту. На пенсию не потеряли.

— И пенсии?

— Мы, в настоящее время закрыт.

— А карты есть?

Мальчик дает карту:

— Код я не знаю. Не знаете, слишком. Телефон, к которому привязан, — потерял.

Вещи, наконец, были собраны. На прощание не было, чтобы обнять мою мать, не спросил, где они, не взял контакты волонтеров, оставил только номер своего мобильного телефона. Около двух часов ушло на дорогу. Раиса что-то говорила, когда ему задавали вопросы о жизни. Говорил о Луганске, о своем сыне. Когда они пришли и стали загружать вещи, женщина вдруг вцепилась в руку одного из добровольцев, и спросил: «Ты меня не бросишь?»

Брошенная Раиса кри — Андрей обязательно вернется за ней. Фото: facebook.com

«У меня не было другого выхода! Прости!»

После поста Леси разлетелся по соцсетям, он ответил тем же, Андрей, и объяснил свой поступок.

«Большую часть статьи соответствует действительности, но некоторые вещи теряются, а некоторые плетеные или фантазии, — писал он. — С самого начала я пояснил, что еду во Францию для работы и лечения. Кроме того, что больны, мама, я сам пострадал в прошлом году микроинсульт и инцефаменингит. Меня положили в неврологическое отделение вперед ногами, где я был два месяца в больнице. Я не мог самостоятельно передвигаться, я исказил изображения по горизонтали зрения и слуха в одном ухе. Выглядел я жалко. Помогли мне на время друзья, которые вложили в мою жизнь около 20 000 грн. Я сейчас в восстановительном состоянии, так как нейронные связи в скором времени не будет восстановлена. Все это сообщил мне добровольцев, все медицинские документы на меня и мою мать, был у меня. Несмотря на эти обстоятельства со здоровьем, после двух месяцев больницы я трудоустроился, и мой оклад был 4000 грн. + суп из пенсии в 1200. С помощью переселения не работал, так что карта утеряна, и транспортировать в собес и в банках не было силы. В результате, мы жили в эти 5 с чем-то тысяч грн., из них 3 тысячи требовала Прокат.

Ее состояние ухудшалось каждый месяц, и мне удалось сделать все исследования и положить в стационар. Где поставили диагноз атрофия головного мозга. Посоветовали госпитализировать в психиатрическую больницу, где официально для подтверждения диагноза болезни Альцгеймера и устанавливают инвалидность…

…Я искал человека, же переселенку, как моя мать, чтобы объединить усилия в совместном проживании, что могу готовить еду и ухаживать за матерью. Я консультировался в нескольких соцслужбы, в Министерстве социальной защиты, здравоохранения, в несколько монастырей.

…В отчаянии, я обратился к добровольцам на Флоровскую, так как слышал, что они перешли на новый вид помощи, гуманитарки социальных вопросов. Не собирался я маму оставить на вокзале, я даже не упомянул о нем, или на улице…

…У меня не было другого выхода! Если вы знаете, скажите мне! Но я нашел! Прости!»

P. S. мы решили не делать никаких выводов: «кто прав, а кто виноват». Что каждый читатель сделает сам. Но, как нам кажется, все участники этой истории стали жертвами ужасных обстоятельств. И именно в этих случаях, как никогда, нужно вмешательство государства. Тогда где же?

КОНКУРЕНЦИИ

Когда живых детей только за деньги

Свое мнение по этому вопросу выразил директор Петриковского регионального гериатрического пансионата Степан Глушок:

— Что делать в этой ситуации? Если есть родственники, пенсионерку, могут установить в доме и семье», который предоставляет платные услуги. Бесплатно живых организмов, когда детей это сделать невозможно.

Если переселенцы из АТО, могут решить проблему расселения через коллегии адвокатов, Департамента социальной защиты. Чтобы принять это решение, жюри может дать «добро пожаловать» пенсионер поселили без оплаты.

МНЕНИЕ АДВОКАТА

Адвокат Иван Либерман:

— Прокуратура таким не занимается, сил безопасности и здесь, в принципе, не мастера не уголовного или административного правонарушения. Кто может играть роль «помощь» в этой ситуации?

Первый — вы можете пойти по пути, который выбрал человек, либо связаться с волонтерской или общественной, религиозной организации. И не ставить ее там, и просить, чтобы там помогли, со своей стороны, юридически, на самом деле, чтобы определить мать в дом престарелых.

Второй, также может обратиться в суд для установления факта недееспособности лица, если врачи этот факт не хотят устанавливать. И потом, когда было это решение, он может повторно обратиться в суд и потребовать, чтобы заставить учреждение (дом престарелых) и принятия на учет эту особу. И суд может вынести такое решение.

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.