«Какой удивительный этот душегуб Малобродский?»

Фoтo: mskagency.ru

Кaк писaл клaссик Суxoвo-Кoбылин: «Язык oткaзывaeтся гoвoрить, глaзa oткaзывaются видeть». Люди, дaлeкиe oт тeaтрa, нo сoxрaнил oстaтки здрaвoгo смыслa, oн спрaшивaeт: кaкoй такой страшный душегуб этот Малобродский, что его надо наручниками приковывать? Даже если закручивать гайки и следовать букве и параграфу правила содержания заключенных в ТЮРЬМЕ, то, конечно, можно и к батарее приковать человека. И в конце концов, некоторые люди делают это. Конечно, они также считают, что быть свободным в свободной стране, современные, модные, с айфонами, вооруженные до зубов гаджетами. И это душа, мозг, и у тех, кто приносит такое решение, и у тех, кто работает от нашего жестокого прошлого. Иначе как объяснить такое несоответствие изображения и поступков — между ними пропасть. А между нами — тоже.

Но это эмоции, наши гнева и беспомощности, безнадежности в самом деле Алексей. Наручники на больном Малобродском закончил все, даже не очень сочувствовать или совершенно равнодушных на работу в «Седьмой студии». Но эмоции горю не помочь. То, что создал Басманный суд и судья, чьи фамилии, безусловно, войдет в историю, отказавших даже Следственному комитету запрос перевести нездоровой 60-летний театральный менеджер из ТЮРЬМЫ под домашний арест, дает теперь четкое понимание этой истории. Ясно, что от Малобродского делают стрелочника, козла отпущения, для запугивания.

Почему от него? Потому что нет громкого имени, которые вы можете использовать в качестве щита, нет влиятельных покровителей, которые смогут нажать на кнопку или позвонить желаемого человека привести, если что, кому нужно. Он маленький человек, который меньше всех работал в «Седьмой студии» (для некоторых десять месяцев), он не имел право финансовой подписи. Любой масштаб работ должен был совершить, Алексей Малобродский, как должно было уничтожить театр, главный город, свою Родину, что с больным сердцем, быть прикованным наручниками к металлической кровати на пол?

Теперь больше ни у кого нет сомнений, что это значительный процесс, показательная порка, позорный урок для разношерстного театрального сообщества. А в следующем году, между прочим, президент объявил Годом театра. Драматический повезло, потому что такой обещает театре, особенно провинциальному, особенно подальше от больших курортов, где за копейки работают нищие энтузиасты, шикарные перспективы. Кто-то, наверное, еще и наградят, сдавать в аренду санаторий. Но, как эта радость открывшихся перспектив монтируется на способ человека, маленького, худенького, лежа на больничной койке и прикованного к нему наручниками? Как будут чувствовать себя в театр по соседству с таким кадром? Театр, он по-прежнему убежден, что мысли о человеке, напоминая о совести и стыде. Театр, который так гордится и на каждом углу козыряет своим братства? Может быть, пора что-то делать! Для конкретного человека. Фамилия — Малобродский. В возрасте 60 лет.

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.