Крещение Кристины Орбакайте состоялась в разгаре

Фoтo: Сeргeй ПEТРOВ

— A Aллa Бoрисoвнa, чтo прийти пoсмoтрeть нa дoчь? — спрaшивaю я Гaлину Вoлчeк.

— Нeт, Aллa нe мoжeт — oнa с дeтьми сeйчaс нa мoрe. Мы вooбщe нe oжидaeм спeциaльныx гoстeй. Вчeрa был «пaпa мaмa», сeгoдня и зaвтрa — зритeли билeт. Oфициaльнaя прeмьeрa в нoвoм сeзoнe, мaлo врeмeни (репетиции начались в конце апреля. — М. Р.). Теперь два раза играть на публике. Кристина очень волнуется.

Что здесь, как я вижу, все волнуются: слишком большой репутацией риски, большая ответственность. У Волчек — перед труппой: мало того, что пригласила артистку со стороны, так и не театральной, а певица из шоу-бизнеса. И самое главное — перед зрителем, который считает, что, ссылаясь на сцену, чужака, «Современник» не уронит планку. И Орбакайте риск, что будь здоров: он должен доказать, рьяно театралам, что она на сцене человек, не является случайным и то, что его подростковой роли в фильме «Пугало», который в середине 80-х годов, прогремел на всю страну, также, не был случайностью в моей биографии.

Но это шоу начинается. Тот же взгляд: графический контур в Нью-Йорке, в котором только две комнаты, но без разделяющей их стены, внутри которых находятся две односпальные кровати и два телефона. Все! Мужчина и женщина два с половиной часа пытается построить новую жизнь, но прошлое сопротивляется и не хочет, чтобы им нового счастья.

Фото: Олег Никишин

Шоу Уильям Гибсон — настоящая драма с выяснением отношений, истинные и ложные, самоанализом, срывами и рефлексиями персонажей, которые постоянно на нервах из социальной и личной неустроенности. Одним словом, жизнь не удалась. Гера, высокий парень (Кирилл Сафонов), убегает от женщины, точнее, от его неверности. Супружеские отношения отягощены еще и материальную зависимость от влиятельного тестя. А Гитель… эта в целом в силу странностей своего характера обречены на провал. Вот и встретились два одиночества-неудачник.

Она появляется в своей крохотной квартире двуспальная кровать, матрас которой — предмет особой гордости — за 69 долларов (действие драмы разворачивается в середине прошлого века, и прайс-лист без много нулей — 15, 20, 69). Она не приходит, а буквально влетает — краткая пестренькая юбка (что-то розовенько-фиолетовый), дешевая курточка под искусственного леопарда… И через пару минут в зале начинается смех: эта блондинка и правда смешна, но характер этого смеха из немногих комбинация — нелепости и необъяснимые трогательности.

Его абсурдность обаятельна. Текстуры Орбакайте не травести с острыми ключицами подростком, у нее приличный рост, но откуда-то вытащил, хрупкие, ломкие в ее характере. Несколько танцевальных па (а это певица, всегда хорошо работал на эстраде), батман, еще батман… Цепь несуразных действий, когда все одновременно — и все валится из рук. Звонит телефон, готовить, и бежит молоко из пакета вываливаются продукты, вы хотите есть/пить/писать в то же время, но здесь по-прежнему на двери! И на пороге — он, даже и в шляпе. Суета, беспокойство, страх. Немного балеринке Гитель, на самом деле так хорошо, то почему бы не счастья, ни в реальности, ни с мужиками. Они, как правило, пользуются в этой бескорыстной дурехой. Вот и этот друг пришел использовать его распахнутой душой, чтобы всегда объяснить, с укором: дескать, пользуются, подруга, тобой и наслаждаться. Тот еще невротик.

Фото: Сергей ПЕТРОВ

Гитель у Орбакайте — все в оттенках, рефлексиях, на невидимые, не техничном, — но именно из-за этого в спектакле образуется воздух, который или есть, или его сперли, или когда спертый воздух. Тогда возникает настоящий театр, когда воздуха не заметить, и только дышать им. Дыхание чужими рассказами, бог знает, когда и фуги, чужими судьбами, тебя не касавшимися до этого момента…

В общем, Орбакайте репутацию стильной певица, для которой детали в костюм, прическу, движения имеют значение, потому что работают на образ. Орбакайте-* не обращая внимания на сбившиеся волосы, пот, тонкой струйкой бежит от лишнего на длинной шее. Она не боится быть некрасивой — и очень даже некрасиво, особенно во втором акте, когда приходит настоящая драма. Перед нами — драматическая актриса, очень органично проживающая жизнь какой-то Гитель Моски и создать свою историю подлинного, а потому, что вечно живет: история мужчины и женщины, история, эгоизма, историю о любви, когда один любит, а другой — позволяет любить. Неискушенная в театральном деле, она лихо раскачивается на качелях — от смешного до трагичного. И неопытность начинающих прилагается летать зыбкость и трепетность. Да, и сам спектакль, поставленный три года назад, а что другой.

Так, в зале начинается овация еще до того, как и лица Гитель, смотрящей в зал, уходит свет. То — «браво», бесконечные цветы. Браво — Кириллу Сафонову, который, понимая, что в центре внимания неизбежно будет на своей новой партнерше, помогло ей. И, конечно, Галине Борисовне Волчек, который открыл нам новый Кристину Орбакайте — удивительные, тонкие и элегантные актрисы, которая вышла за рамки своего стиля.

А мама, то есть Алла Борисовна, называется Волчек после спектакля: «Галя, ну как Кристинка?» А Кристина, что она сидит рядом с Волчек — усталый, бледный.

Понимаю, я бы тоже ни за что не пошла на первый прогон своего ребенка, так, чтобы не скончаться там от страха. Также, знаете ли, репутация…

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.