Мария Максакова: «Даже Марлен Дитрих не хаяли с такой силой и ненавистью»

Aвтoр фoтo: Лeся Дaнчинoвa. С aктeрoм Aлeксeeм Гoрбунoвым нa кинoфeстивaлe в Oдeссe.

Нo в случae с Мaриeй — мнoгo-мнoгo бoльшe этиx стрaдaний! Нaвaлились, oкaзывaeтся, рaньшe врeмeни. Пoвeрья вышлo нaoбoрoт. Выeзд в Укрaину в дeкaбрe пoслe тoгo, кaк «пoтeрял» выбoры — кaк ee, члeнa прaвящeй «Eдинoй Рoссии», и ee муж, зaсeдaвшeгo в гoсудaрствeнную думу в кoммунистичeскoй фрaкции, — нa сaмoм дeлe стaл бeгитe Дeнисa Вoрoнeнкoвa oт угoлoвнoгo прeслeдoвaния. Этo тянулoсь дoлгo и мeдлeннo, нo, лишившись дeпутaтскoй нeприкoснoвeннoсти, бывший дeпутaт пoнял, чтo пoрa унoсить нoги. Блистaтeльнaя Мaрия, кoтoрый был яркoй звeздoй и укрaшeниeм нe тoлькo сeрый в свoeй мaссe Думaeт, нo и музыкaльнo-свeтскoгo прoстрaнствa, пoслeдoвaлa зa мужeм. Вeрнaя жeнa, пoжeртвoвaвшaя всeм для всex кoшaчьeй любви, в кoнцe кoнцoв, oстaлaсь вдoвa.

В мaртe Дeнис был убит в Киeвe, рaсслeдoвaниe прoдoлжaeтся, a Мaшa с гoдoвaлым Вaнeй нa рукax oстaлся нe тoлькo oдин нa oдин пeрeд гримaсoй злoй судьбы, нo и пeрeд oпoлчившeйся нa нee шaкaльeй кучу всex видoв рeклaмныx НOСИТEЛEЙ, кoтoрыe ee жизнeннaя дрaмa, кaк oнa вырaжaeтся, «в oмeрзитeльный вoдeвиль». Считaeт, чтo, в чaстнoсти, и пo мeню. Тeм нe мeнee, нa эти удaры и вызoвы oпeрнaя дивa oтрeaгирoвaлa нeoжидaнным oбрaзoм — oнa стaлa eщe бoлee oчaрoвaтeльнoй и привлeкaтeльнoй. Как ей это удалось, она сказала «МК» сегодня в «юбилейном» интервью.

* * *

— Мэри, я не знаю, насколько вы суеверный человек, так поздравлять, не поздравлять с 40-летием?

— С Денисом я пошутил, что я, кажется, первая женщина в его жизни, который идет с ним 40-летний рубеж. Он также очень силы на эту тему, и если жив, то я, конечно, еще, КАК отметил бы (юбилей). Суеверия меня мало волновали. И хотя я чувствовал, окружен вниманием и заботой со стороны Украины, украинцев, но в моей нынешней ситуации горя достаточно, и, конечно же, нет внутреннего настроения на любой праздник. Большой по Денису скучаю, очень скучаю по нему. Так что отмечать не буду, но не из-за суеверий.

— Ты по-прежнему в центре внимания, и в Украине и в России, хотя степень внимания совершенно другой. А ты подкидываешь поленьев в печи — после нашего с тобой громко парад на «Евровидении» вышел недавно в людей в одесском кинофестивале — с новой модной прической, в элегантном платье и мехах… Классных фотографий с киноактером Алексеем Горбуновым звезды «Статского советника», «Стиляг», «Кузнечик», не считая прочего! Как он, кстати?

— Он живет в Украине. Он также страдал от того, что он достаточно резко выразил свою позицию. Он потерял в России договора, которые он имел, хотя он очень яркий и талантливый актер. Он очень ответственный гражданином Украины.

— Посмотрел какое-то интересное кино? У нас есть что-то в михалковском фестивальчике весь мат запикали даже в специальных шоу для взрослых, так что вышел полный отстой…

— Мало, что удалось посмотреть, я приезжала только на открытие. Но была на концерте от Алексея (Горбунова), что очень радует. На открытии была очень тронута франко-бельгийским фильмом «быть безопасным», глубоко эмоциональные лентой, она мне понравилась и задала высокую планку всего фестиваля. Открыла для себя совершенно выдающуюся украинскую женскую театрально-музыкальной группы Dakh Daughters. Они работают в невероятно красочном жанре фрик-кабаре, и, насколько я знаю, в Европе их считают одним из самых ярких украинских музыкальных открытий в последнее время.

— Как Onuka, который взорвали гость сетом гранд финал «Евровидения» в Киеве?

— Это разные жанры, но в знаменателе всегда уникальность, оригинальность, отличная идея, профессионализм и мощная харизма — то, что делает творческое явление или утверждение, что это реальные события. Таких событий за мой короткий визит в Одессу был удивительно велик. Для меня, конечно, кульминацией стал стоя, овация, которую зал по согласованию потрясающий Майкл Жванецкому и — отсутствие — узнику совести режиссеру Олегу Сенцову… Но главное впечатление — сама атмосфера. Вот пример: много людей, участников, зрителей, автомобилей. Мы ехали на красный ковер. Шумиха. Но организаторы, служба безопасности настолько вежливо со всеми говорит: «Извините, — говорит, — что не было бы удобно немного сдать назад, потому что здесь машина другая проходит…». И так далее. Везде! И все в порядке у них произошло! Это так резало слух, глаз — вы же понимаете! Потому что я еще не отвыкла от того, как у нас это обычно происходит — лают, в конце концов, как гауляйтеры, выглядят, как волки… И попробуй не уходит — еще и роже схлопочешь… Солнце от них, что ли, здесь другое, воздух?!. И, конечно, для меня эта поездка стала открытием Одессы, своего рода Рубиконом. Я был вынужден перейти, чтобы заявить всем и прежде всего себе: моя жизнь продолжается, независимо от того, что. И я благодарна всем, кто это понял.

— А здесь, между тем, на ТВ только и трещат, что о «психотропных веществ», под влиянием которых ты стала такая невменяемая…

— Вот в ответ на это я, в том числе и ездила в Одессу. Давайте посмотрим — на «психотропную»! Ха-ха-ха! Но на самом деле, я никогда не имел ни малейшего интереса ни к чему, так же. Даже когда мне назначают обычные успокоительные после того, что случилось в марте (убийство Вороненкова. — Ред.), я не стала это принимать, потому что я знаю, что даже от слабого тихий препарата может возникнуть зависимость. Я очень ценю свободу и ясность их интеллектуальной мысли, знаете ли… Конечно, это очень неожиданно для меня поворот их фантазии. У меня даже возникло ощущение, что в этой своей злобе они сами наглотались что-то психотропного. По-видимому, все аргументы уже исчерпаны, и бороться со мной, в сущности, ответить аргументированно на некоторые мои заявления они уже не могут, или, точнее, не знают, как… Хотя, я говорю только то, что действительно видел, я знаю, я слышала своими ушами, где я присутствовал. И все, что я говорю (о гибели мужа), я могу спокойно подтвердить факты и свидетельства. И они знают это прекрасно.

— Ты не понял! Здесь говорят, чем о том, что ты сама, а что вы тайно некоторые преступники накачивают всякой гадостью, так что ты эта пышная…

— Это, конечно, дико все здесь развлекает. Я ношу с собой в сумке некоторые ментоловые конфеты и как раз на фестивале достала их другим предлагаю, а все ржут: Мария, здесь тебе это говорят, так что твои конфеты…

— Они считают, что таким образом, очевидно, вразумят тебя, чтобы вернуться, покаяться и зажить счастливо, обласканной пожизненная забота Минкульта и другие критики в штатском?

— Все время говорю одно и то же: чтобы выстроить со мной какой-либо конструктивный диалог, а не изображать поиски виновных (в убийстве Вороненкова. — Ред.), а какой вести полноценное собственное следствие, или сотрудничать с украинским следствием, имеют полную юридическую помощь, и, соответственно, привести виновных на скамью подсудимых. Вот что нужно сделать, Российской Федерации, а не кричать все это…, Кто это проплачивает, почему это происходит?! Почему это началось за две недели до убийства и продолжается до сих пор?! Остается только гадать, но по своему опыту я знаю, что, если звезды свет, значит, это кому-то нужно… пока я буду понимать, что они покрывают этих убийц, покупателям, придают характер водевиля на некоторых тв-шоу, о любом изменении риторики и моих планах, или о моих визитах речи быть не может. Я всего лишь женщина с ребенком на руках. Точка. И они бы, наконец, остановиться… А этот мерзейший вброс, что Денис жив и готовится к пластической операции в Израиле!.. Уму непостижимо! Они перешли все мыслимые границы…

— Они — кто еще?

— Те, кто это сделал, кто убивает на территории сопредельного государства, гражданином другой страны, которые он охватывает, а кто заказывает омерзительную кампанию щит с рассказами о психотропных накачках «обезумевшей» вдова…

— Недавно на прямой вопрос, ты однозначно ответила, что в этой драме не видишь воли Путина…

— Я еще раз говорю, что, с моей точки зрения, это действительно не имеет это ничего общего. Просто я очень бы хотел, чтобы такое отношение было проявлено на интеллект и всестороннее расследование, потому что я не понимаю, как можно оставаться нейтральным в такой трагической и скандальной истории, когда действия очень высоких и могущественных преступников не уничтожили конкретные семьи, человеческого счастья — понять, что для них это малозначащие определения, а серьезно задета репутация государства.

фото: Из личного архива

* * *

— Вы живете уже в другой реальности, и там, вероятно, особенно дико выглядела история с «миграции», балет «Нуреев»? Я читал пару заметок в европейских и американских газетах — они, они в столбняке, впечатлительные очень…

— Ой, а я только тебя хотела спросить, как там на самом деле происходит…

— Да, ничего хорошего…

— Если бы я работала там, где работала раньше, возможно, точно бы знала, в чем причина. Со стороны это выглядит, конечно, сосредоточены персонализированные кампании в отношении конкретного человека, режиссера Кирилла Серебренникова, так как во-первых его «Гоголь-центр», затем срыв его драмы, и даже такой громкой премьеры в Большом. Шум действительно на весь мир. Все ставят в связь одного круга и носит характер системной травли, которые, если рассуждать в более общем плане, становится нормой по отношению к странам, не только к искусству, деятелям культуры, если они становятся неугодными, но и в целом на всем обществе. И общество, к сожалению, пока это терпимо. Представить себе аналогичную ситуацию где-нибудь в Европе или в Америке, чтобы спектакль был отрепетирован, готов, это премьера в театре мирового масштаба, а кто-то вдруг взял и запретил, и все сошло с рук!.. Это действительно дикость, и даже по меркам нашего не так далекого прошлого…

— Эта усугубляющаяся атмосфера, видимо, тоже одна из причин, из-за которых ты не рвешься теперь вернуться обратно?

— Я уже сказала, что ушла из Левиафана. Это была не просто фигура речи, а значительное выражение. Вот я два с половиной года в Москве, ходила, просила, умоляла в своем положении, но ни один человек мне стал в значительной степени помочь. А здесь совершенно по-другому. Люди, которые меня вообще ничего не обязаны, протянул руку, окружен заботой, стали помогать — и до беды в марте, и сейчас. Хотя я не была здесь, в школе, в колледже, я пела на украинских сценах, не писала хорошие законы для Украины… Я все это делала в России, который мне совершенно не помог в трудные времена. А здесь все произошло наоборот. Так что, я ушла из Левиафана, но предварительно заглянув в его отвратительные глаза, и даже не предпринимая каких-либо попыток бороться, но не вышло. Не было ни сил, ни знакомств, ни положение, ни даже дружеские отношения. Мы в этом случае, никто не хотел помочь, может быть кто-то и сочувствовал, но не мог. А теперь уже и сомневаюсь: сочувствовал ли? Все потому, что знал, что Денис ни в чем не виноват, и теперь это знают! Знают, что все клепали, фальсифицировали с целью ему отомстить. Очень влиятельные люди, с которыми я общалась, не понимает, серьезно, это «следствие», прекрасно все знали, но не хотели с этим связываться, в это вмешиваться. Его на самом деле вынуждены бежать из страны, но это не спасло. Своей цели в любом случае и «мстители», были достигнуты. И то, что происходит сейчас с Кириллом Серебренниковым, вызывает у меня, конечно, большой симпатии к нему. Совершенно сознательно вокруг человека образуется вакуум, в том числе и творческие. А для творческого человека — это смерти подобно. Но и это еще не прямая угроза жизни, как это было в случае с Денисом… А все эти ложные заклинания из серии «Маша, вернись», я думаю, имеют целью только одно — да, я была изолирована от украинского последствия, потому что те, кто совершил это убийство, боятся только одного: результаты украинского расследования. Больше они не боятся абсолютно ничего. Так что мне выделена государственная охрана — меня не выкрали, не принимают где-то… Потому что есть большая вероятность, что и это входит в планы тех, кто приказал убить Дениса.

— Ты дней была удивлена, что после отмены «Нуреева» люди повозмущались в СРЕДСТВАХ массовой информации, через социальные сети, но на пикеты, видимо, не появилось, как это «вполне естественно», что бы произошло в любом другом месте — от Нью-Йорка до Киева, и сказала, что в такой общественной пассивности виноват не столько силы, сколько только общества, потому что, якобы, был такой запрос — на послушание… неужели мы уже настолько разные?

— В Украине огромный пассионарный дух у гражданского общества нет и никогда не будет построен, так называемых, жестких «вертикалей власти» только потому, что люди имеют основные значения сильно отличаются от наших: это большой культ семьи, детей, семейных отношений, взаимопомощи, человеческого принадлежности, личной независимости. У нас есть пассионарность проявлялась только тогда, когда крах Советского Союза, и тогда на улицы в поддержку Ельцина выйти, потому что все коммунисты, потому что тогда все были коммунистами — 90 процентов партийности в стране. Но ни один человек не стал защищать режим, построенный на лжи, несмотря на почти причастность каждого к нему. Это был колосс на глиняных ногах. А потом случилось то, что пассионарность тихо задушил. Зная, сознательно, намеренно. В XX веке это происходило несколько стран, и это сработало. Итак, что касается любого государства или любой компании может сопротивляться такой, если вдруг у власти появится такое искушение, трудно мне сказать. Это действительно сложный и неоднозначный вопрос.

— Слушай, но мы теперь только и разговоров, что про «культ семьи», что «духовные скрепы», которыми ты объясняешь украинскую пассионарность…

— Одно дело говорить об этом, и конвертировать все в пропагандистское вульгарное клише, а другое дело, когда это действительное состояние и дух людей, общества. Психологически совершенно иная ситуация: здесь люди живут в радости, позитива, чувство добра и справедливости, даже преодолевая свои проблемы, которые также не простейших. Здесь идет, в конце концов, война! А у нас люди вечно издеваются сказать, как будет ужасно, и ужасно, если он будет вести себя и жить так, как обычно. И люди, насмотревшись телевизор, сидят и думают: ах, как страшно-это круг, а у нас-еще ничего, бог с ним, что никто никуда не также и не выучится, что мы живем, едва сводит концы с концами, главное, лишь бы не было войны. Пошлый и примитивный пропагандистский трюк. Отвратительно! Атмосфера страха и запугивания никогда не сцементирует общество, как здоровый организм. Посмотри на законы, которые были и еще в каком-то остервенении печать Совета! Против некоторых из них, в том числе и я пыталась говорить, когда депутатом. Все они созданы в одном смысле — уголовного запретительности. Так не живет ни одна цивилизованная страна.

фото: Из личного архива

* * *

— Мы снова скатились в некоторые грустные материи. А вы, между тем, сидит вдова, в Киеве, внешне расцвела так, как не было даже в разгар твоих бурных романов и карьеры в Москве! Диссонанс какой-то между формой и обстоятельствах, хотя и очень вдохновляет…

— Здесь несколько, конечно, факторов. Во-первых, мне не оставили никакого другого возможность и выбор. Когда все это произошло, и мне казалось, что я в полном день в вашей жизни, в данный момент от этого «дна» мы стали сильно стучать со всех российских каналов. И я поняла, что у меня нет никаких шансов, быть и выглядеть мертвой жизни, задавленной судьбой. В этом смысле им следует отдать должное за эту роль, потому что всеми своими глупостями они вынудили меня взять себя в руки. Как сказал кто-то из моих друзей, они не рассчитали, что напоролись на любовь жену. Кому нужна ноющая, сопливая, убитая горем? Фигушки! Я мобилизовала все свои знания, навыки, коммуникативные навыки. И спас меня, конечно, еще и любовь к Украине, которая меня поддерживает, когда в России меня топтала и унижала вся страна. Уже матом нужно ругаться: что я им сделал плохого?! Единицы же осмелится публично говорить о себе красивые слова, а многие, которых знала, которым ничего плохого не сделал, даже дружественными, также, пустились во все эти низости и шельмование. Зуд прямо пофамильно перечислить, но остановлюсь.

— Забавно, что в качестве примера твое окончательной деградации, в изгнании, был использован в том числе и давние фото с обнаженкой из российского глянцевого журнала…

— Вот вам, кстати, морально-этические принципы — это не пустые слова. И если бы я жила в Украине, то, может, я бы еще двести раз подумала, стоит ли мне появляться в обнаженном виде, как это было тогда у Екатерины Рождество в своем «Караван историй».

— А ты там был хороший!

— Ну, может быть, и хорошо, но это было очень давно. Была у них такая серия, если ты помнишь, исторических аллюзий. Хотя там был эротический тон, но я все же думала, что это художественное творчество. Там было много фотографий, только два гола. Пусть раскрывается, если хотят, учитывая мои формы и рельефы. Но, кроме этих «доказательств» моего «морального падения» работают еще некоторые забавные коллажи с моими фотографиями из Мариинского театра, премьера «Войны и мира» 2014. года, где рабочие сцены взять меня в раковине в роли Элен Безуховой в другом действии. Блистательная постановка Грэма Вика, дирижировал Валерий Абисалович Гергиев. Окно с этой мизансценой облетел тогда весь мир, и теперь представить его как доказательство моего «разложения»… Это как, это что?! И еще одна картина — вовсе не я, а какая-то девушка, танцующая в непонятных позах и видах! И они хотят, то я с ними что-то говорила? Не понимаю только одну цель-то какая? Что дальше?

— А что дальше?

— Конечно, в России были другие люди, которые мне молча сочувствуют, но настолько тихо, что их, в целом, не слышит никто. Цвет этой машины по уничтожению человека и его достоинства, которое, в отличие от других образцов машиностроения, привел нас к совершенству. Даже Марлен Дитрих, которая покинула Германию, пропаганда не хаяла с такой силой и ненавистью — я знаю, потому что много читала на эту тему.

— Но, как модные прически, так же как и в Киеве, ты в России никогда не делала. Почему?

— На самом деле, столько, сколько я хотел этим пропагандистам видеть меня убитой и забитой, у меня здесь так мало времени, что когда-то, как прежде, отыскивать эти волосы, выпрямлять, начесывать… И нашел, что это «мальчиковый» стиль. Все мои занятия красотой теперь вписываются утром в пять минут. Процедура заполнены, сразу все высушивается феном, и самый устойчивый лак на ногти, затем некоторое время в ней тоже не дело… Я открыла фонд, который будет заниматься поддержкой одаренных детей в области академического искусства. Уже отслушиваю детей, у нас еще не так много людей, а многое нужно сделать сам. Я преподаю программу, которая в ближайшее время мы будем петь, изучаю английский язык, у меня растет ребенок, я выстраиваю новые контакты, чтобы фонд работал и обороты, создаем информационный портал. Начало сентября и учебной деятельности. Не хватает времени, так что вы можете даже пропустить обед. Вероятно, получается, что этот способ работы и меня облагородили еще и физически. И скажу честно, мне это не то, что времени нет, а и большие желания. И я действительно хочу быть благодарны Украине, чтобы эта прекрасная земля знала, что не удивительно, что дали мне такой аванс. То, что я знаю, как это и делала всегда, я буду и здесь, но с еще большим рвением.

— Твоя «вынуждена» аппетитность — пусть и вдов, но еще красивая молодая женщина — еще не вызвали на ухаживания одного гарного хлопца, и все это?

— Ну, я просто так, а теперь все вывалила! Вы падре де Лайола? Исповедуйся, дочь моя?

— Тайна, покрытая пока мраком?

— Зачем нам тьма? У нас есть свет. Но я скажу вам, что, если бы не эта травля, я бы, возможно, еще долго была в параллельном мире, с желанием войти в контакт с душой, Деннис во сне…

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.