«Налоговый кодекс не решить все проблемы»: Южанина рассказала о законопроектах, которые помогут в бизнес

.© Слoвo і Ділo

Нa слeдующeй нeдeлe стaнeт oчeнь вaжным для укрaинскoгo бизнeсa, вeдь пaрлaмeнт дoлжeн быть врeмя принятия пoдгoтoвлeнныx Министeрствoм финaнсoв тaк нaзывaeмoй aнтикoррупциoннoй нaлoгoвый зaкoн (№5132, 5368 и 5369).

Прoeкты, бeз прeувeличeния, мoжeт кaчeствeннo улучшить рaбoту бизнeсa в Укрaинe. Нo дoкумeнты, кoтoрыe были прeдстaвлeны нa пaрлaмeнтскиx кoмитeтoв, oбщeствeннoсти и экспeртoв вoзниклo мнoгo вoпрoсoв, связaнныx с внoсимыx дoкумeнты измeнeний, a тaкжe oтнoситeльнo прoцeссa иx пoдгoтoвки. ZN.UA aдрeсoвaлo эти и другиe вoпрoсы прeдсeдaтeлю кoмитeтa вру пo вoпрoсaм нaлoгoвoй и тaмoжeннoй пoлитики Нинe Южaнинoй.

Журнaлисты пытaются пoнять, с кaкoй цeлью прoфильный кoмитeт пeрeинaчивaeт прaвитeльствa прoeкты, прoстирaeтся ли иx рaссмoтрeния, и eсть ли xoтя бы шaнс, чтo в рeзультaтe всeгo этoгo в жизни укрaинскoгo бизнeсa дeйствитeльнo улучшится.

— Нинa Пeтрoвнa, xoтeли xoтя бы oдин рaз в прoвeдeниe нaлoгoвoй рeфoрмы, свoeврeмeннo и, oпять жe, нe пoлучилoсь. Снaчaлa кaбинeт министрoв зaтягивaл с oбсуждeния, зaтeм кoмитeт. Нaкoнeц oстaлaсь oднa плeнaрнaя нeдeля, пoэтoму сущeствуют oпaсeния, чтo зaкoнoпрoeкты №5368 и 5369 нe будут приняты дo. В чeм причинa, чтo дoкумeнты, нa тaк, чтo дoлгoe врeмя рaбoтaл в кoмитeтe? Пoтoму чтo мнoгиe гoвoрят искусствeнныx uzanmasında рaссмoтрeния.

— Дaвaйтe рaзлoжим ситуaцию нeскoлькo мoмeнтoв. Снaчaлa прoисxoдилo в тoм, чтo кaбинeт министрoв нaчaл, xoтим рaзвивaть. Этo былa личнo мoя инициaтивa — рeфoрмa aдминистрирoвaния, и мнe удaлoсь убeдить министрa финансов Александра Данилюка, что мы в состоянии сделать это сейчас. Кроме того, уже было, годами yığdığı изменения, продуманы, обсуждены с общественностью — закон №3357 (авторство Н. Южаниной, известный как «либеральной налоговой реформы». — Прим.).

Речь, автор коллектив, мы решили, что все из собственного опыта предложить как основу правительственного законопроекта, потому что в прошлом году, совершенно ясно поняли, что только инициативы депутатов, корпуса не достаточно. Кроме того, достаточно просто принять законопроект, потому что норма может так и остаться нереализованной в жизни. Тысячу раз я уже убеждалась, что нет желания и общей совместной работы, ничего не будет.

— Это ярко продемонстрировал в конце прошлого года…

— Да. Так, проект закона №3357 были переданы Министерству финансов, в части изменения во все статьи Налогового кодекса относительно администрирования. Именно с целью осуществить хотя бы что-то он большой налоговой реформы, о которых говорили в прошлом году.

Но мы работали над проектом закона №3357, в основном, обсудить его с нормами средних и малых предпринимателей, то есть, с экспертами, которые в большинстве его знающих, в этой категории. Затем представители бизнеса редко было, у нас гости, потому что их не-связи, и он проблемы, над которыми мы работаем, и даже снижение ставок по кредитам. Крупных предприятий, и это, очевидно, развитие в себе противника, а не очень здоровая идея. Поэтому еще на этапе обсуждения в комитете, они медленно отошли от участия в рабочих группах, и так случилось, что их инициативы не были учтены в законопроекте №3357.

Когда в министерстве финансов начала работать в новообразованная рабочая группа, на этот раз, что позволило свое мнение представителям крупных предприятий. Кроме того, они, свои мечты, этого документа, над проектом уже работал в Министерстве финансов.

— То есть зрелости определенного баланса интересов?

— Да. Но готовился проект чисто идеологические. И его поддержали на Кабмине таким же образом. Никто не против, все соглашаются, но на практике, как все это реализовать?

По опыту работы в комитете, я знаю, что некоторые законопроекты, менять нужно 80%, чтобы заложенные в них идеи, быть могло. Поэтому я был инициатором с тем, что этот закон в проекте, учитывая его большой объем, поработали, технических работников и Министерства финансов, Государственной финансовой службы и секретариата комитета. Поверьте, это было невозможно сделать go, «быстро».

Я думаю, что это была ошибка, и министр финансов, и у меня тоже не так подсказала господину министру, без технической обработки не нужно регистрировать законопроект, который текст остался полусырым. И в этом смысле всех специалистов, он, якобы, должен деньги зарабатывать, но писать на языке Налогового кодекса. Для того, чтобы привести документ в соответствии, над ней был, что работать три технические группы, которые на самом деле встретились и начали работу уже после того, как правительство законопроект, подтвердил.

В ходе работы, когда начал считать, чтобы определить процедуры, пришли к выводу, что некоторые из них вообще нельзя реализовать, как написано. Или для этого необходимо преодолеть ряд технических препятствий, при этом, потеряв, по сути, заложенного и экспертами рабочей группы законопроект.

Конечно, уже обсуждения в Национальном совете реформ из текста некоторые предложения по этой причине упал. Их мало, но они есть. Так четко объяснить, почему так получилось, — или нашел возможности воплотить план или идея, в целом, технически нельзя осуществить. Заместитель министра финансов т. Е. Капинус, подробно объяснить причины, и мы были вынуждены отказаться от ряда инициатив. И это не было решением чисто комитета, это наше совместное решение.

— Несмотря на это, сейчас снова раздувают конфликт между налоговым комитетом и министерством Финансов. Реально ли есть такое противостояние? Он, насколько целесообразно?

— Противостояние не. Но в процессе работы. И я говорю, что он полностью отличается от рабочего процесса в прошлом году. То сотрудничество, как и их ничего не было. Теперь у вас есть. Все с представителями Министерства финансов, работаю в полную силу, потому что все эти люди умны, их плечами определенный опыт работы.

— Но, несмотря на это, такой синергии, недовольство, в результате многие…

— Поймите, мы не можем Налоговым кодексом решать проблемы, остальные законодательства. Эта работа специальными законами. Поэтому большинство изменений, которые мы отклонили, в связи правовые аспекты, а не налог. Есть нормотворческая работа, есть правила написания законопроект и закон.

— Вопрос подписания договоров электронной налоговой, насколько мы понимаем, такой — более юридических, ни налоговых? (Было предложение отменить эти нормы, так как речь публично-правовых отношений с фискальной службе требуется заключения специальных договоров. — Прим.)

— Совершенно верно. Я сейчас вспоминаю наши обсуждения мы решить, оставить эту норму или отклонения. У нас вступает в силу, полностью и широкие функциональные возможности, электронный кабинет плательщика. Поэтому, мы должны выстроить вариант, когда плательщиком, занимающий работы через электронный кабинет, работает с ним постоянно, каждый день, и когда после всех дел, органа таким плательщиком осуществляется только в сервис. И это очень важно, потому что вместо того, чтобы улучшить, мы в опасности, мы создать новые проблемы для плательщиков. Как узнать точно, есть ли у налогоплательщика, пять или десять дней о проведении проверки? Есть ли он запрос на предоставление документов для камеральной проверки? Это чисто практические, но очень важные вопросы.

Нужно было выстроить такой механизм, что налог не теряла время они два раза и для налогоплательщика. Взаимодействие через электронный кабинет означает, что в будущем бумажной работы с налогоплательщик уже не будет, поэтому, если налог по данным, об этом что-то, значит, налогоплательщику сообщение «по умолчанию». Поэтому должен быть способ это решить. В частности, если плательщик должно быть через электронные договора показывает, что он и в дальнейшем будет сотрудничать с налоговым органом, выберите электронный адрес, который основным для налогоплательщика. Поэтому было принято однозначное решение, что контракт должен быть.

— К сожалению, сейчас такие случаи, когда есть злоупотребления, в том числе фискальной службы в одностороннем порядке расторгает эти договоры с плательщиками. Это своеобразная форма давления фискалов…

— Это практика абсолютно лишен логики. Допустим, что это для того, чтобы принять отчет. Но у нас есть в пункте статьи 49.4 специальный абзац, что в этом случае в одностороннем порядке прекращение договора в электронном налогоплательщик имеет право предоставить отчет на бумаге. И плательщики услуг лист бумаги. Тогда какова цель?

Вы знаете, что до сих пор ненахождение налогоплательщика по юридическим по адресу: принимаются работники финансовой службы, как факт, что такой налогоплательщик не имеет, в целом, это является основанием для расторжения договора? Это, по крайней мере, удивляет, но такая практика не изменилась. Для фискальной службы электронных услуг, договор-единственный механизм, определенный плательщика. Его пригласили, чтобы обновить договор, и надеются, что, если кто-то пришел, значит, в этом, если плательщик все еще существует. Это, конечно, не от хорошей жизни. С другой стороны, если не было, большое количество fırıldaqları и возможностей для оптимизации, такой необходимости не было бы.

— Поскольку мы затронули вопрос fırıldaqları, то давайте поговорим о порядке регистрации налоговых накладных. Вносились изменения — минфин предложил свой механизм мог бы предотвратить средства пять дней до выяснения обстоятельств. Этот механизм изменился. Объясните пожалуйста почему и какой вариант в конечном счете будут голосовать депутаты на следующей неделе?

— Моя основная позиция состоит в том, возможности реализации той или иной нормы на практике. Первый вариант текста в правительство законопроект вошел в был следующий механизм — подсудимый, в соответствии с критериями, налоговые накладные, временно, на пять дней будет закрыт. На протяжении определенного периода времени, ГФС может обратиться в суд для продления срока блокировки, если предприятие не удалось подтвердить реальность проведенных операций.

Создатели этой нормы так, представьте себе количество налоговых накладных, что, может быть заключен. Только м году в Киеве, за, 2016 году было зарегистрировано 400 миллиардов налоговых накладных (НН). Нынешняя практика их блок (был проведен соответствующий эксперимент) показали, что бан HH составляет 10-20% общей суммы накладных. То есть, это 40-80 миллиардов (!) налоговые накладные, которые были бы заблокированы только в столице, и в части случаев специалистам главного управления ГФС в Киеве, нужно было бежать в суд, чтобы впредь держать их заперты. Понятно, что это невозможно, так и с технической точки зрения и за большие объемы, но и другом, чтобы значительные средства, что это необходимо.

— Ведь речь злоупотреблений, как таковом, только в подозрении.

— Да. Даже если эти операции HH блокировались всего пять дней, в течение которых налогоплательщики выделить бы необходимые документы, ситуация не изменилась бы принципиально. Сейчас один из 150-180 налоговых накладных, остальные заблокированы, вернее, контракт, потому что теперь заблокирован, а не HH, договоры, разблокирован где-то 20-30. В остальных случаях любой, даже доход за разблокированием. Это НДС просто остается формула, но она никому не нужна. Эти компании нарушили закон, а теперь думают, что с какой стороны этот вопрос решить, чтобы получить НДС.

— Я думаю, что можно найти способ…

— Я особенно слежу за тем, чтобы не было злоупотреблений со стороны налогового органа для теперь, чтобы доказать всем — и членам правительства и фискальной службы, что, если свои обязанности добросовестно подходить можно воплотить самые сложные для реализации идеи, причем без ущерба для налогоплательщика. И, кстати, эти мероприятия столицы в налоговой дали всего четыре иска: только из этой компании, на самом деле, взыскиваются правду, а еще три — поддельные предприятия, нанявшие для юристов через суды получить свои поддельные налоговые кредиты. Мы провели эксперимент, увидели результаты, поняли, что реализовать невозможно. К тому же, в этом вопросе, опять же в отчете отмечается, что права тенденция, когда практически любой шаг, надо упредить решением суда. Было бы хорошо, но не при нынешнем объеме регистрации, ТОННЫ. И еще, если бы была немного другая судебная система. А мы хотим, чтобы очистить коррупционных возможностей, а не множить.

НДС — самый коррумпированный налог, с ним больше всего злоупотреблений со стороны, как контролирующего органа, так и налогоплательщиков. Здесь должен быть сбалансированный подход, чтобы улучшить, так что мы не в ливане и не создавая новые возможности для схемы.

— Вы говорите о сбалансированный подход требуется. На самом деле, должен быть баланс между намерением собрать как можно больше налогов, и желание дать бизнес-возможность развиваться. Вопрос проверки — это вопрос как раз баланс. Была норма, что бросил комитета о недопущении проверок на предприятии соответствующих оснований, без. Так что мы защищаем: интересы бюджета и или опыт работы?

— Да, нормально было, новый ключ, чтобы не допустить проведения выездной или фактической проверки. И она звучала, вам будут, как «отсутствие контроля органа законных оснований для проведения проверки». Меня, как обычного человека, не юриста, возникает вопрос: кто мне скажет, там законных оснований у ГФС, или нет? А это полностью обтекаемая, общее в редакции! Кто должен доказать, что законных оснований? Где? В суде? Должен ли контролирующий орган, чтобы доказать, законных оснований еще для проверки, уже после следующего законным основанием, так как его законности судом доказана? Ведь это плановая проверка! Я думаю, что с юридической точки зрения эта норма выписана очень четко. Он, по крайней мере, манипулятивная.

— То есть бизнес, по вашему мнению, обязательно используя, пользуясь этой возможностью?

— Конечно! Никакой проверки не будет, путь был дан, потому что общее понимание требует доказательства его законности. То есть можно отправить инспекторов до — пусть идет в суд, доказывает законность и проверить. Это абсурд.

Можно сделать так, если бы у нас была другая налоговая культура. Но у нас чуть ли не в каждой компании есть механизмы оптимизации. Государство должно совершенствовать законодательство так, чтобы написать точные правила и ограничить возможности уменьшить налогооблагаемую базу. В противном случае мы никогда не выберемся в пропасть. Потому что государство всегда будет существовать «серая экономика», «серый» бизнес, который не платит налоги. И мы все должны это понимать.

— Это очень либерально звучит…

— Чтобы избавиться от контролирующей функции менее не может позволить себе ни одна страна. К сожалению. Мы должны есть определенные правила. Да, еще прозрачные, однозначно истолковано, что это было бы невозможным злоупотребление. Но то, что правила контроля должна быть жесткой, — это однозначно. Каждое государство должно контролировать уплату налогов. В противном случае нет смысла их платить.

— Давайте поговорим о критерии определенные крупные предприятия. Есть такое мнение, что увеличение этих критериев позволит более или менее крупные предприятия не идут в большой офис плательщиков и услуг у районных инспекторов, больше, чем «верующих», которые всегда можно «договориться».

— На самом деле, он означает, что переменная имеет критерии? Наш законопроект содержит значительные изменения снова о распределении функций как между контролирующим органом и Министерством финансов, но и самой структуры управления органа. Района проверки выполнять только функции сервиса. И несмотря на то, что уже много обсуждений, а мы все еще дискутировали в неделю, правильно ли, что мы делаем. Этот закон (№5368. — Прим.) по своей значимости, наверное, самый весомый для всех в период существования Налогового кодекса. Он 80% изменяет отношения налогоплательщиков и государства. Это большой шаг вперед. Меняется количество функций. И нам нужно подробно объяснить, эти изменения для бизнеса возбуждено очередное недоразумение между частным сектором и государством. Трудности реформы, в первую очередь, заключается в том, что их мало кто понимает, но еще меньше тех, кто может донести суть реформ до широких масс.

Сверхважная задача для нас, чтобы начать воспитание налоговой культуры. И я не только плательщиков, но и у налоговиков. В нашей районной налоговой инспекции будет служит не только функции контроля, полномочия передаются на уровень области и государства. Соответственно, служба районной налоговой уже будут говорить с бизнесом на другом языке, не на партнерском и успех таких отношений зависит от совместных усилий. В этот период «решалова» район налоговикам пошел лук. Теперь неотложные вопросы, связанные с контролем уплаты налогов, будут решаться на уровне области, а для района налоговикам плательщики придут только тогда, если в этом действительно будет необходимость, — правильно, профессиональные консультации, в результате, например. Не потому, что налоговиками на местах, легко договориться, потому что они на достойном уровне компетентности и авторитет.

Если оставить критериев отбора без изменения, офиса крупных налогоплательщиков, число клиентов в 2,5 тысяч (на сегодняшний день) будет расти, можно сказать, что уже 5 тысяч на счет, кто будет этот рост? Речь о плательщиках, занимающихся производством или оказанием услуг. В основном это будут импортеры, все работы и их оплата ограничивается таможенных платежей. При этом возможности увеличить штат офиса крупных плательщиков, а не только нашел, то есть мы должны были бы, можно сказать, что в два раза увеличить нагрузку сотрудников, работающих там. Но с какой целью? На самом деле они более профессиональные. Работники в этих сферах лучше знают местную экономику, понимают, что каждый регион, присущие виды бизнеса, свой определенный опытом работы с предприятиями этих отраслей, что превалируют в регионе. Их дела, их оценка, а, наоборот, может быть, более профессионально, более оценке столичных специалистов. Скажу откровенно, что я, вообще, уверен в том, что плательщиков необходимо группировать по сферам экономики, потому что это, в конце концов, хорошие результаты принесет.

Я поинтересовалась, как изменилось, на самом деле, работа в офисе крупных плательщиков, а затем выяснилось, что значительная часть компаний просто «потерялись», стали незаметными для налоговиков, так как ресурсов на всех не хватает. Кроме того, налоговое бремя компании, а затем они перешли на обслуживание в офис крупных плательщиков, в разы сократился. Что, в первую очередь, говорит об ослаблении контроля со стороны финансовой службы. Может быть, и есть, и это есть объективные причины, но, очевидно, что платежей было меньше, государство в этом вопросе интересно.

— Несомненно, — одна из ключевых проблем — кому будет принадлежать базы ГФС?

— Когда внедряли систему электронного управления, мы уже понимали, что СЭА должны получить я налог. Сама система очень красивая, — он на самом деле позволяет остановить значительное количество злоупотреблений, но она пугала и добросовестных плательщиков, так как доступна возможность вмешательства в ГФС системы. Году мы это обсуждали на всех уровнях доказывает, что только ручное вмешательство осталось, но и новые формы манипулирования и новые схемы появились уже после запуска СЭА. Передача системы Минфину ноги хочу эти вопросы, потому что, в отличие от ГФС, министерство Финансов, нет конфликта интересов, и примечательно, что вмешательства в систему. Разве может ГФС, отвечающие за содержание бюджет себе не подыграть? Это же очевидно! Более того, в Украине поколение выросло злоупотребления с НДС. Как вы считаете, они все вместе давать?

Со временем донести мысль СЭА Минфину противостояния есть мнение, что все базы должны дать Минфину. Но возник вопрос, что на самом деле означает, что «купить базу»? Физически взять и перейти на сервер или для того, чтобы дать доступ или перевод сотрудников в подчинение министерству, или просто вывеску увидел изменения? Как это сделать на практике? Сейчас решили, что все функции по наполнению и использование баз данных остается ГФС. Но администрирование — техническая и означает, что сопровождение — будут предоставлены в Министерство финансов. После консультаций с информационных технологий, специалист, мы поняли, что проблема — методологическом обеспечении этой системы, на самом деле в том, какие технические задания ты даешь программистов, и, как хочешь, чтобы система работала. Если сделать это непосредственно в Министерство финансов, мы можем, чтобы удалить значительную часть злоупотреблять сразу, потому что министерство Финансов незаинтересован, чтобы дать вредные советы специалистам.

Законопроект №5368 содержит много норм, против которых выступят широкие круги. Мы объяснить общественности необходимость принятия этого документа. Потому что бросить можно, что угодно, только недоговорить людям правду до конца. Но ведь вы понимаете, кто на самом деле это будет использовать? Кому выгодно, что этот законопроект принят или коренным образом изменились, или они только частично? Особенно в части НДС, так как это самый коррумпированный налог.

— Нина Петровна, недавно появилась идея отменить НДС вообще, его заменяет налог с продаж. Вы, как автор, очень смелый налоговой реформы, подтверждающие такое мнение?

— Это невозможно. Отменить НДС невозможно, хотя бы с учетом требований международной торговли и нашего курса интеграции с ЕС, везде, где работает с НДС. Кроме того, выдвинуть предложение о его ликвидации нельзя без расчетов, проведения, какие поступления ожидаются от налогов, которые должны служить компенсаторами. Мотивы авторов понятно — сложности администрирования значительно злоупотреблений, поэтому давайте все упростим до налоговой, потому что НДС мы не можем никакого контроля, не считается. Вопрос: мы что, уже настолько себя недооцениваем? Построена система электронного управления, продуманы и выписаны все механизмы, до точки и запятой, а мы хотим, чтобы все отменить и ввести налог на добавленную стоимость. Это, к сожалению, так и XXI века, в каменный век вернуться, надеюсь, еще лучше жили.

— Вы, вообще, лечение систематического изменения налогового законодательства? Буквально на прошлой неделе была представлена очередная «либеральная» налоговая реформа, на этот раз уже в Ассоциации налогоплательщиков. Все хотят совершенства, другое дело, что хочет просто спокойно работать.

— Не могу согласиться с вами. Ситуация является незаконным. Действительно, предприниматели устали. Постоянная неопределенность, а не помощь в работе, а изменение налогового законодательства — это постоянная неопределенность. В цивилизованных странах налоговые изменения рассматриваются годами, обязательно проходят несколько чтений, что каждый депутат, в этом зале, я понял, что рассматриваются, за то, что это будет принимать, какая от этого польза. К сожалению, мы пока стараемся, что такой качественной работы. В частности, и значительное количество законопроектов, которые постоянно регистрируются в парламенте, можно сказать, что каждый из них хочет что-либо изменить в налоговом законодательстве, конечно, лучше, но больше всего в результате этих изменений, наносит только вред. Это недопустимо. Должен признать, что мораторий на изменения в НКУ хотя бы несколько лет, — это хорошая идея. Потому что предпринимателю надо дать, в первую очередь, комфорт.

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.