Россиян накормят баллами: когда введут бесплатные продуктовые карточки

Пoдaрoк нa стoлeтний юбилeй

У прoдoвoльствeнныx кaртoчeк в Рoссии нeдoбрaя слaвa. Впeрвыe oб иx сущeствoвaнии нaшe нaсeлeниe узнaлo в нaчaлe 1917 гoдa. Вo врeмя Пeрвoй мирoвoй вoйны вoзник дeфицит сaxaрa, и цaрскoe прaвитeльствo ввeлo кaртoчки нa рaфинaд. Пoчти срaзу жe импeрский рeжим прeкрaтил сущeствoвaниe. Врeмeннoe прaвитeльствo пoдxвaтилo эстaфeту. Пoмимo кaртoчeк нa сaxaр были ввeдeны тaлoны нa xлeб и ряд другиx прoдуктoв, кoтoрыe к тoму мoмeнту были в стрaшнoм дeфицитe.

Спустя нeскoлькo мeсяцeв нe стaлo и Врeмeннoгo прaвитeльствa. К влaсти пришли бoльшeвики. Сoвeтский Сoюз с eгo xрoничeским дeфицитoм oкaзaлся нaстoящeй «зeмлeй oбeтoвaннoй» для рaзвития систeмы рaциoнирoвaния, тo eсть oгрaничeннoгo рaспрeдeлeния рeсурсoв, в   пeрвую очередь продовольствия. За время существования СССР карточки на разные виды дефицитной еды вводились много раз.

Иногда, например в период Великой Отечественной войны, это было оправданно. Но и в   мирное время, когда ситуация со снабжением населения самыми заурядными продуктами питания налаживалась, карточки и талоны отменялись не всегда. В   результате из 75   лет советского периода при карточках население прожило около 25   лет.

Последний раз в СССР талоны ввели на ставшие дефицитными товарами сахар и водку в начале 1990 х годов. После распада Советского Союза и появления на его обломках современной России страны с рыночной экономикой о карточках и талонах забыли. Как оказалось, не навсегда. В   2017   году   — очевидно, к   столетию появления первых талонов на сахар   — правительство объявило о скором введении продуктовых карточек. Для начала не для всех, а только для малоимущих. Однако лиха беда начало.

Дефицит ни при чем

Истории свойственно повторяться. В социальных сетях, а иногда и прямо с федеральных телеканалов можно услышать абсурдные домыслы, что государство запускает такую программу отнюдь не случайно. С   ее помощью правительство якобы собирается подготовить население к дальнейшему ужесточению антироссийских санкций, стихийным бедствиям и даже военному конфликту. Из-за этого, дескать, прилавки российских магазинов рискуют оскудеть, а   оставшиеся продукты   — резко повыситься в цене.

Те, кто верит в такие апокалиптические «прогнозы», могут расслабиться. Речь идет не о грозящем дефиците продуктов. Об этом свидетельствуют свежие данные Евразийской экономической комиссии, которая предрекает российскому агропрому активный рост в 2017–2018   годах, основными точками которого станут свиноводство и производство куриных яиц: по первому показателю к   2018   году статистика вырастет втрое, а по второму   — в   4,2   раза.

Но и при таком продуктовом изобилии существуют миллионы наших соотечественников, которые на свои скромные доходы не в силах себя обеспечить даже элементарными продуктами, входящими в состав потребительской корзины. Вот им-то продуктовые карточки пришлись бы очень кстати.

Идея их введения впервые озвучивалась еще в 2007   году   — в   связи с сильным подорожанием молока и молочных продуктов. Правда, тогда она не получила развития. Во-первых, потому, что все сверхдоходы, получаемые государством от высоких цен на углеводороды, направлялись в Стабилизационный фонд (год спустя эти средства были израсходованы на поддержку не бедных людей, а   крупнейших банков). Во-вторых, в   то время правительство ставило целью привести Россию во Всемирную торговую организацию, результатом чего должно было стать насыщение рынка дешевой импортной продукцией и обвал цен, делающий продукты питания доступными даже для самых малоимущих граждан.

В ВТО Россия вступила в 2012   году. Только ожидаемого обвала цен не произошло. Дальше стало еще хуже   — цены на нефть обрушились, сверхдоходы от них закончились, зато появились западные санкции и наше ответное эмбарго. На этом фоне идея возврата к продовольственным талонам вновь стала актуальной.

Средство от бедности

В 2015 году Минпромторг вновь озвучил идею программы продуктовых карточек для малообеспеченных граждан, скудные зарплаты, пенсии и пособия которых пострадали от резкого обвала рубля. Сейчас экономика России миновала тяжелую стадию кризиса, но введение такой программы не потеряло своей актуальности. Ведь, по официальным данным, в   нашей стране сейчас насчитывается свыше 19   миллионов граждан, живущих за чертой бедности.

Именно им, по замыслу Минпромторга, и предназначены продовольственные карточки, которые планируется внедрить ориентировочно в 2019   году. Таким образом, согласно статистике, на талоны планируется перевести до 13% населения страны, которые будут получать от государства на еду ежемесячно 1,2–1,4   тыс. рублей на человека.

Ежегодно государству эта программа будет обходиться, по предварительным расчетам, в 240   млрд рублей. Однако люди на руки не получат из этих денег ни копейки: продовольственная карта будет электронной, на нее будут начисляться баллы (а   не «капать» рубли), которые потребитель сможет использовать исключительно для приобретения определенных продуктов питания отечественного производства. Каких именно   — пока еще решается, и   не исключено, что к   2019   году рассматриваемый ныне перечень товаров будет дополнен или сокращен.

Есть надежда, что такая инициатива поможет снять остроту вопроса бедности в современной России. Во всяком случае, согласно весеннему опросу ВЦИОМ, 78% граждан считают, что карточки нужны, и только 19% не видят в них смысла (3% затруднились с ответом). Из этого следует, что граждане в большинстве своем воспринимают правительственную инициативу адекватно: не как предвестие голодных времен, а   как целевую помощь нуждающимся.

Сегодняшняя ситуация с бедностью в нашей стране — серьезный социальный фактор, который способен негативно сказаться на будущем всего государства. Инициаторы программы возобновления действия продуктовых карточек в России, очевидно, стремятся доказать, что государство у нас является социальным институтом и несет ответственность за граждан. Кроме того, нельзя забывать, что эта программа ставит целью поддержку отечественных производителей и рост потребительского спроса   — для оживления розничной торговли и ускорения темпов ВВП.

Бал правит балл

Обладателю продовольственного сертификата придется мириться с рядом ограничений. До конца месяца потребителю нужно будет «отоварить» карту, чтобы не потерять баллы. Баллы, не потраченные за месяц, в конце месяца обнулятся.

Впрочем, пока неясно, как государство в принципе будет начислять баллы на карту. Видимо, их приравняют к денежной единице. Например, 1 балл   — 1   рубль. Подобный опыт есть у бизнеса: некоторые крупные торговые сети, рестораны и сетевые кофейни повсеместно раздают клиентам бонусные карты, позволяющие оплатить счет баллами, которые конвертируются при оплате услуг в рубли. Но только в определенных местах и по собственному курсу.

Продуктовый талон будет представлять собой банковскую карту отечественной платежной системы. На первых порах, вероятно, участниками программы станут федеральные торговые сети, у которых есть опыт работы с оплатой покупок бонусными баллами. В   их распоряжении находится много кассовых аппаратов и соответствующее программное обеспечение. Если проект будет успешным, то к участию в нем подключатся сначала небольшие региональные торговые точки, а потом малые предприятия розничной торговли.

По примеру Америки

Чтобы спрогнозировать, насколько успешной окажется эта программа в России, стоит обратиться к опыту других стран. Чаще всего и сторонники, и противники этой меры апеллируют к опыту США, где система продовольственных карточек (FoodStamps) была введена президентом Франклином Рузвельтом в 1939   году во время Великой депрессии. Потом, когда Вашингтон официально вступил во Вторую мировую войну, эту программу со скандалом свернули. Впрочем, ненадолго. Новая продовольственная помощь пришла в президентство Джона Кеннеди в   1960   х. Она действует до сих пор, невзирая ни на экономические взлеты США, ни на кризисы.

Продовольственные карты, которые ранее представляли собой бумажные талоны, в эпоху правления Клинтона были заменены на банковский «пластик». На них правительство каждого штата ежемесячно перечисляет определенную сумму в баллах. Потребитель на эти баллы может приобрести продукты   — причем исключительно американского производства. На октябрь 2016   года получателями помощи по FoodStamps являлись более 13% американцев, или 43   млн людей, чьи доходы не превышают прожиточного минимума в США.

Пока все очень похоже на то, что замыслил российский Минпромторг. Но вот «сумма прописью» заметно различается — и,   увы, не в   пользу наших бедных. Получатель продовольственной помощи в США каждый месяц может приобрести продукты на сумму $126. На российские деньги это свыше 7,5   тыс. рублей   — в   6   раз больше того, что планируется давать нашим малоимущим.

Впрочем, и у   американский масштабной государственной системы помощи есть свои изъяны. Главным ее недостатком считается массовое сокрытие получателями помощи по FoodStamps своих дополнительных доходов. Нередко эта программа начинает работать в   ущерб себе   — многие малоимущие (особенно мигранты) элементарно не желают трудиться, полагая, что и так не умрут от голода. Нередко получателями FoodStamps в США являются несколько поколений мигрантов (это в полной мере относится и к выходцам из СССР). Чтобы бороться с социальным иждивенчеством, в США даже была введена уголовная ответственность для получателей социальной помощи за сокрытие доходов.

В Европе программы FoodStamps не прижились. В   послевоенной Англии и Германии они существовали, но недолгое время. Дело в   том, что в развитых странах Старого Света уровень жизни населения изначально был выше, чем в   США, а   социальная дифференциация   — ниже. Многие пенсионеры и бедные семьи, получившие талоны на продовольствие, пришли к выводу, что их выгоднее продать на черном рынке. В   результате в магазины, где можно было получать продовольственную помощь по FoodStamps, начали заезжать отнюдь не бедные покупатели в собольих мехах и на дорогих автомобилях. После чего Европа предпочла свернуть подобные программы.

Драйвер для роста

В России при реализации программы продовольственной помощи также стоит учесть негативный зарубежный опыт. Во всяком случае, хотя три четверти населения, согласно соцопросам, одобряют гуманитарную цель программы, более 40% респондентов обеспокоены тем, что помощь государства может использоваться нецелевым образом. Скажем, кое-кто из малоимущих наверняка не упустит шанса обменять свои продовольственные карты на алкоголь. Поэтому государству важно хорошо продумать механизмы защиты банковских карт и обязательно сделать их именными.

Впрочем, пока правительство медлит с решением этого вопроса. По каким причинам? В первую очередь по финансовым. Ведь надо где-то изыскать требуемые 240   млрд рублей в год. Для остающегося дефицитным федерального бюджета такие траты пока представляются непосильной нагрузкой. Есть большая вероятность, что государство может передать реализацию этой программы в регионы, бюджеты которых смогут потянуть дополнительные расходы.

Вместе с тем экономический смысл продуктовых карточек заключается не только в росте потребительского спроса, но и в снижении инфляции. Сейчас ее годовая планка определена в 4%. Однако, если стоимость нефти окажется ниже уровня, заложенного в бюджет ($40 за баррель), то удержать инфляцию в пределах 4% не получится. Цены начнут расти, что вызовет повышенный спрос на доллары, а   не рубли. Это грозит свести любую помощь, выраженную в рублях, до нуля.

Впрочем, есть и позитивные моменты. По оценкам МВФ, прирост потребления беднейшего населения любого государства всего на 1% в течение 5   лет позволяет увеличить ВВП самой страны на   0,4%. Россия, таким образом, благодаря продовольственной программе для бедных может получить дополнительный драйвер для экономического роста.

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.