The Rasmus: «Мы не будем повторять, даже если нас не понять»

Фoтo прeдoстaвлeнo aгeнтствoм TCI.

— Рeбятa, oтличнo выглядят, xoтя группa ужe дaвнo рaзмeнялa трeтий дeсятoк. Тeпeрь вы чувствуeтe, чтo нaчaли свoй путь, в сaмoм дeлe, в другую музыкaльную эпoxу?

Aki: Я вдруг нeдaвнo пoнял, чтo мнoгo кoмaнд, стaртoвaвшиx с нaми в oднo врeмя, ужe прoстo нeт. Ктo-тo дaвным-дaвнo, нeкoтoрыe уxoдят сo сцeны и сeйчaс: нaпримeр, EМУ мeсяц нaзaд игрaл свoe пoслeднee шoу. Дeлo в тoм, чтo мы oчeнь xoрoшиe друзья, у нaс зaмeчaтeльныe, крeпкиe oтнoшeния внутри кoллeктивa. Я думaю, этo вo мнoгoм стaлo зaлoгoм нaшeгo дoлгoлeтия: чeтвeрть вeкa — сeрьeзный вoзрaст для кoмaнды. Музыкaльный мир сильнo измeнился зa этo врeмя. Сeгoдня мы нaблюдaeм зaсильe xип-xoпa и пoп-музыки нa рaдиo, и гитaрнaя музыкa, рoк-уxoдят нa втoрoй плaн. И тaк прoисxoдит вo всeм мирe.

Lauri: Нo этo нe мeшaeт рoкeрaм дeржaть мaрку. Мы выступaли вмeстe с Элисoм Купeрoм, с Scorpions. Нe мoгу пoвeрить, чтo им 60, — энeргии тaк, кaк будтo тoлькo 17. Нa ниx приятнo смoтрeть. Нaчaли в пoтрясaющиe времена, мы отлично повеселились тогда, и до сих пор сохраняют в себе этот юношеский восторг. Так что теперь уже пожилыми людьми, они рождаются, рубить рок, и продолжают делать то, что, независимо от цены. Имеют отличное чувство юмора, свое поведение на сцене, свой стиль, свою ауру…

— То есть, они отличаются от более молодых исполнителей?

Lauri: Не. И возраст, то ничего. Профессия рок-музыкант — это как метка (только не черный, и повезло), она в принципе отличается от других профессий. Это особый образ жизни, особый взгляд на мир вне времени, который собирает рок-звезд разных поколений. И Алиса, и Скорпионы сказали то же самое, что им бы хотелось продолжать свою работу еще несколько десятилетий. И мы тоже — хотя бы еще на 25 лет, сколько, сколько, на самом деле, есть The Rasmus, потому что…

Aki: Потому что это единственное, что мы можем сделать, чтобы быть честным. (Смех.)

— А как менялись с возрастом ваши амбиции?

Lauri: я был очень уверен в себе. Возможно, то, что я делал, было слишком высокомерно, иногда рискованно. В некоторые моменты я был груб, вел себя более категорично, даже агрессивно. Это что-то вроде юношеского максимализма. Сегодня, уже включает в себя более чувство самосохранения, я стал более осторожным, аккуратным, но я не хожу по краю. Я очень люблю молодых людей, они меня безумно порадовали, вдохновляют. В них есть удивительное увлечение, которое у меня тоже было и, вероятно, по-прежнему остается внутри. Красивый в возрасте от 15 до 25 лет. Это то время, когда вы чувствуете и действуете так, как у вас суперсилой, ты можешь все это прекрасное время, чтобы начать музыкальные карьеры или, например, свой бизнес.

Аки: Когда ты молод, у тебя очень много энергии, не видишь никаких препятствий, и на самом деле вы можете реализовать все свои мечты, если направишь эту энергию в правильном направлении.

Lauri: у тебя еще нет такой же ответственности, которая появляется позже. Ты одна на земле, и перед тобой открыт весь мир. Мы начали заниматься музыкой именно в этом возрасте, и эти чувства все еще живут в нас. Мы по-прежнему те же, когда они вышли на сцену. За ней все немного по-другому: теперь у меня двое детей, я за них ответственность и должен быть хороший отец, но когда мы едем в тур, снова чувствую себя 16-летний подросток. И это бесценно.

Фото предоставлено агентством TCI.

Aki: Особенно, когда при этом у тебя есть опыт. Все люди делают ошибки, и у нас они были, а иногда и довольно глупо, но за несколько лет туристической жизни мы узнали, как вести себя во время шоу, как общаться с поклонниками, установить контакт с ними, разрушить четвертую стену на выступления. Самое главное, что мы все еще очень любим свою работу и мы ждем не дождемся нашего российского тура, который станет самым масштаб для всей нашей истории. Кроме шоу 3. марта в Главclub Зеленый Концерт у нас будет в состоянии, чтобы быть там, где мы не были, еще в 21 городе, в том числе Южно-Сахалинск. Я хотел бы немного лучше изучить их. Часто во время гастролей на это просто нет времени, и ты видишь только бесконечные аэропорта и картинки, мелькающие в окнах такси.

Lauri: 10, 15 Лет назад мы тусовались ночами, а теперь я хочу увидеть и жизнь городов.

— Насколько важно для вас диалог с поклонниками?

Aki: Очень важно. На днях мы были на автограф-сессии московскими болельщиками. Она длилась два с половиной часа, мы обняли всех времени, и мы хотим еще. Жаль, не удалось уделить больше внимания каждому. Мы всегда рады общаться с болельщиками и мы считаем их своими друзьями. Кроме того, люди в России — очень милые, душевные и открытые. Хотя мы не виделись уже много лет, было приятно понимать, что нас ждали.

— Многие артисты жалуются, что публика часто с недоверием относится к новым материалам, и всегда просит что-то «старенькое», уже давно является любимым. Вы можете столкнуться с такой проблемой? И есть ли песни, которые вам по каким-то причинам не хочет больше играть?

Lauri: у нас есть некоторые песни, от которых мы устали, или, например, тексты, которые теперь уже мне кажется слишком детским, потому что я написал их много лет назад. Сегодня я, допустим, не хочет петь о происшествиях, которые приключились со мной, когда я пошел в школу, это слишком далеко от моей нынешней реальности. Но, в любом случае, хорошо, что такие вещи есть, это часть нашей истории, — независимо от того, какой период отношений. Кроме того, наши болельщики были люди разных возрастов, среди них есть и тинейджеры, которым все это может быть близко, интересно. Мы также не хотим, чтобы отказать. Мы были даже удивлены тем, на прошедшей встрече с поклонниками, что у нас так много совсем молодых болельщиков, потому что на концертах видеть больше, чем 40-45-летних, но, вероятно, они уже просто не идут на автограф сессии… В общем, было интересно пообщаться с молодежью. Ребята были счастливы, хором пели наши песни.

— Свой новый альбом «Dark Matters», был выпущен осенью 2017 года., — очень яркая, эклектичная работа. В нем смешиваются элементы различных стилей, но все песни в этом объединяет общее настроение, общую атмосферу. Важно ли для вас эксперимент, когда вы работаете на следующую доску, или вы считаете, что группа должна выбрать какой-то один вектор движения, и поставить на него?

Lauri: Это интересная тема для размышлений, а я время от времени думаю об этом. Многие болельщики не хотят, чтобы их кумиры меняются. И когда я оказываюсь на месте слушателя, то я должен признаться, что и я такой же. Одна из моих любимых групп — Muse. Их стиль, их звук очень изменился с того момента, когда они начали, и это мне не понравилось. Я люблю только первые три альбома. В то же время, The Rasmus, также, постоянно преображается, и мне очень интересно, как относятся к этому наши болельщики, что они при этом чувствуют, есть ли разочарованы…

Aki: Некоторые, конечно, да.

Lauri: Но для нас экспериментальный путь — единственно возможный в творчество. Мы не хотим повторяться, пока мы стараемся что-то обновить свою музыку, менять, пробовать что-то новое и никогда о том не взять. Для нас, как для художника, очень важно развитие, движение вперед, но время еще покажет, песни, которые останутся в истории.

Aki: Мы не можем даже представить себе, какой будет наш следующий альбом, оставить дверь открытой и посмотрим, что дальше из этого получится. Не нужно бояться нового. Иногда мы записываем одну песню, а затем откройте в нем совсем другие грани выхода на сцену. Например, одна из моих любимых песен с последнего альбома — «Empire» — в прямом эфире звучит сложно, роково, чем в записи.

— Что для вас лично является наиболее важным заявление панелей?

Lauri: На его обложке отображает и двери. В какой-то момент человек может столкнуться с такой ситуацией в жизни, когда ему нужно попытаться пройти через нее, было страшно. Да, это больно, но иногда это единственный возможный путь, чтобы освободить себя раз что-то новое. Я знаю, что это… Два года назад я расстался со своей семьей (в 2016 году Lauri развелся со своей бывшей женой, экс-вокалисткой финской группы PMMP Паулой Весала. — Прим. — авт.). Это трудно, но потом со мной действительно произошло чудо, из-за чего стоило многое пережить (30. декабря 2017-го у музыканта и его нынешней девушки Екатерины Микколы родился сын. — Прим. — авт.). Иногда нужно рисковать, иногда необходимо сделать шаг » и «прыжок с обрыва», не зная, что с тобой будет дальше. Эта тема лейтмотивом проходит через много моих текстов, в том числе — это то, о чем песня «Empire».

— Какие события в истории стали поворотными?

Lauri: Когда на ней в 1999 году. года вступил Аки. В это время, мы уже выпустили три альбома, но стиль совершенно другой. Он не был ни рок, фанк, где его саксофон, и я пел по-другому. С приходом Аки изменилось абсолютно все… в том числе и мы сменили звукозаписывающую компанию.

Aki: Мы стали выезжать за границу. В 2003 году мы выпустили альбом «Dead Letters», на котором появилась песня «In the shadows». Она стала настоящим прорывом, одним из самых популярных европейских хитов и помогла нам подняться на вершину успеха. Это был такой резкий скачок, изменили нашу судьбу.

Lauri: …И то чувство, когда утром, после релиза песни вдруг проснуться знаменитым. Начались бесконечные гастроли, все свое время мы проводили в вагон, подальше от дома. Это было здорово время. Нам было что вспомнить, и, к счастью, история продолжается.

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.