Южнокорейский ансамбль современного танца поразила москвичей хард-рок

Фoтo: chekhovfest.ru

Кaк «пумбa»?

— Этo слoвo, кoтoрoe oбoзнaчaeт кaкoe-тo чувствo, сдeржaнный внутри нaс, пeчaль, кoтoрaя рвeтся и никaк нe мoжeт прoрвaться нaружу, кaк бы нeизбывный всплeск этиx чувств. Eщe «пумб» — этo чтo-тo врoдe бoмжa, уличнoгo музыкaнтa, кoтoрый прoсит нa улицe дeньги. Этo нaрoд, кoтoрый был зaбыт сo стoрoны гoсудaрствa. Этo гoрькиe чувствa, хотя они, иногда, танцуя и играя, вызывая смех публики, — сказал, глава компании Ким Дже Doc.

Ким Дже Doc одновременно танцовщиком, певцом и композитором «Даркнесс Пумб». Производительность — так определяет жанр спектакля сам постановщик. Перед нами на сцене, что-то невероятное — это сочетание всех жанров: от традиционных корейской народной песни до хард-рок… Да, да — это хард-рок, хотя, ты пришел, как идея современного балета компании…

Но когда шоу достигает своего пика, на сцену откуда ни возьмись появляется барабаны, электрические гитары, певцы и солист с микрофоном, стоящий посреди публики в проходе зрительного зала. И вечер современного танца, неожиданно превращается в настоящий рок-концерт с бешеным выплеском энергии зрительного зала, потому что, как говорят, «колбасит» общественность немного по-детски!

Шквал энергии, в то же время — что главное в этом шоу… Энергия, с которой танец 7 танцоров труппы, напоминает закрученную и сжатую пружину, готовую вот это развернуть свою спираль и снимать в полную силу из… Каждую минуту здесь все увеличивается и увеличивается внутренняя динамика и темпы…

— Здравый смысл — это ненаполняемость чувства… Когда наполняешь, наполняешь, и вы не можете пополнить. Мой performance pro это, это и есть основная мысль. Человек хочет радоваться, танцевать, и много танцевать, но все равно не заполняет этим радостным чувством, — говорит Ким Дже Doc.

— Такое чувство, что это как молитва пусть… Танцы, как коллективная молитва, творимая в общественности вам и вашим танцовщиками…

— Да, это главная моя цель. В зрелище я вкладываю что-то дианистическое. Там, безусловно, есть шаманизм…

На стадии 7 танцовщиков в черном, в то же время, как шаманы заворожено и отрешенно воды свой экстатический танец. Он сам экстаз в чистом виде — ударяясь о сцене, тело быстро вскакивают вверх, а затем снова отправился вниз, выделывая в воздухе было трудновообразимые кульбиты, и при этом растворяются в увлекательной, таких как торнадо, ритм, распыления, тоску и горечь, через хореографию и музыку. Но страдания неизбывны…

А в зрительном зале из глубины общественности высвечиваемый прожектором певец (традиционный корейский вокал) поет переработки из древнего корейского ep — песня Чиби:

«В день поминовения усопших бьют барабаны: «Донг-донг! Ах, душа, которой ты был в жизни? Нет, душа не Кун Миня, спрыгнувшего с высоты пяти чжанов, а не князя Чу Хуэй, девы Шэн души, покоящейся под надгробьем из трехсот камней. О! Душа девы Шэн, явись, возьми щедрые предложения. И плывут предложение вниз по реке, медленно погрузился в воду…

Где ты, плененное сердце?

Где? Где? Где? Где?

Где его можно увидеть?

Мое сердце, мое сердце в руке, в моей руке

Следует схватить, надо держать, не отпускать…»

Жаль, что эту красоту древнекорейского эпоса, исполняемый на языке оригинала, наш зритель не понимает! Но его захват последовательных тексты песен громыхающие след хард-роковой ритм. Это со сцены в зал выходит сам лидер группы Ким Дже Доктор, закончивший свой бурный танец на сцене… Он берет второй микрофон и после пронзительного соло на губной гармошке и поет сочиненную им современную забойную композицию. Так и зрителей, и шарахает «из огня да в полымя».

— «Даркнесс Пумб» в его исполнении. 11 лет назад, в 2006 году, когда мне было 23 года, я начал сочинять это произведение. В начале это был 25-минутный просмотр. А в 2013 году, когда мы создали труппу, я досочинил начало и конец. В настоящее время в нашей труппе вместе со мной работают 10 танцовщиков — трое остались в Корее, и 7 танцовщиков работают здесь. А при наличии, как и сегодня, идут с живой музыкой, с нами работают еще 4 музыканта.

— Где вы учились танцевать?

— В Корейском национальном университете искусств я занимался современным танцем. У нас есть классический балет, и корейский танцы идут как дополнительные.

— А когда начал писать музыку?

— Моя мама-музыкант, и я с детства учился у него играть на фортепиано, сочинять музыку, а также петь. То есть, с детства я был очень близок к музыке. Тогда я начал сочинять музыку с помощью компьютера. Теперь миксирую и все, что я делаю я от начала до конца.

— Вы гастролируете по всему миру?

— После Москвы мы улетаем в Англию, правда, с другими уже построено, ведь у нас другой репертуар. В этом году мы уже играли в Англии, как и в Японии, были в Вене, в Чехии, Венгрии, Египте. Кроме того, я сотрудничаю еще с другими труппами. В Сингапуре, например, у меня 7 лет существует братство. Я работал в Японии, Новой Зеландии, Бразилии, Германии, Бельгии, Швейцарии и многих других странах. Меня пригласили выступать с лекциями в Школе балета Рамбер, как и в Школе современного танца в Лондоне.

— Итак, вы работаете в дополнение к их с разными трупами?

— Да, и это очень хорошо работает…

— Южная Корея делает в современном и классическом балете невероятные успехи. Только что в Москве, в Большом театре, завершился Международный конкурс артистов балета и хореографов, и на ней очень трудно, она была представлена ваша страна. В свою очередь, Сонми выиграл «золото» в младшей группе, и любил выступавшей с ней в ваш танцовщик Ли Сангмин, которые уже используются у нас «серебро» на конкурсе в Реке, а в Москве стала дипломантом…

— Да, я уже знаю. И он, и она учиться в том же университете, который я закончил. И современными танцами с ними занимается, работает и с наши войска педагог.

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.