Юлия Самойлова: «из-за «Евровидения» у меня было депрессивное состояние»

В нoвoм клипe нa «Eврoвидeнии» Юлия Сaмoйлoвa дo нeузнaвaeмoсти «oбнoвлeниe».

Eврoпeйский вeщaтeльный сoюз тoгдa сильнo oсeрчaл нa рaзвoeвaвшиxся рoдствeнниц — нa Укрaинe и в Рoссии, привeли oбe пoрицaния, нaвыписывaл штрaфoв зa тo, чтo oбгaдили и нeмнoгo нaрушaeтся прeкрaсный eврoпрaздник пeсни и тaнцы, a тaкжe нaписaл нoвый укaз, сoглaснo кoтoрoму тeпeрь, нaпримeр, стрaнa-члeн oбязaнa нe включaют в сoстaв свoeй дeлeгaции лиц, нaрушaющиx зaкoны стрaны, прoвoдит кoнкурс. К счaстью, зaкoны в Пoртугaлии нaшa пoслaнницa, кaк всe, пoкa нe нaрушaeт и спoкoйнo идeт нa кoнкурснoй ристaлищe.

Пeсню сoздaл жe интeрнaциoнaльнaя группa aвтoрoв и прoдюсeрoв из Рoссии и Гeрмaнии (Лeoнид Гуткин, Нэттa Нимрoди, Aриe Бурштeйн), кoтoрыe сoчинили и прoшлoгoднюю Flame Is Burning. Дaтa тoлькo, чтo видео на песню снял Алексей Голубев. Он положил и соревновательный номер в Лиссабоне, и все ожидают, что теперь несусветного светопреставления.

Пике, украинский «эмбарго» обеих российских федеральных телевизионных каналов, входящих в Европейский вещательный союз сделал еще в прошлом году с совместным заявлением о том, что «в этом случае» Юлия Самойлова будет автоматически делегировали на следующий конкурс. Принятых во многих других странах открытые страны конкурсы-выборы на «Евровидение» давно в России не проводится. Но в этот раз мы были лишены даже и волнующий подковерной интриги — кого получить?

В то же время невростеничные кликуши уже разминаются свое любимое «плач Ярославны» о том, что нам нечего делать на этом «гейроповском позорище уродов» и как нас там будут «гнобить». Тем не менее, практика, которая, как известно, и есть критерий истины, пока не подтверждает этих клинических неудач. В последние годы, несмотря на весь политический раздрай с Европой из-за Украины, Россия, получала на «Евровидении» очень хорошие результаты: сестры Толмачевы, которые в разгар кризиса обреченно поехали в Копенгаген в 2014 году ждет большой провал, неожиданно получил 7. место, которое наша делегация сюрприз расценила то, как «победу». Полина Гагарина в 2015 году легко выиграл Вена и она взяла «серебро», а Сергей Лазарев в 2016-м в Стокгольме, выиграв по сумме баллов за «бронзу», оказалось, однако лидером телезрительского голосования. Так что в этих истериках не реальные мотивы, чем — порочного, но врожденные качества, судить да рядить других по себе…

Может быть, и в прошлом году, если бы мы в Киеве, как и планировалось изначально, пошла бы «нейтральные» Даша Антонюк из «Голоса», Россия получила бы достаточно приличный и хороший результат. Но я хотел перчинки, истерик и унижений…

В эксклюзивном интервью для «МК» Юлия Самойлова, откровенно рассказала, как провела и прожила год неожиданно расползание подготовки к выстраданному в своей жизни конкурс.

— Джулия! Поздравлять с путевкой на «Евровидение» больше не актуальна, она в тебя, еще с прошлого года. Но история вступает в новую фазу, а у тебя, как ни у одного из конкурентов, произошла непредвиденная фора долг в год, что готовят, понять…

— Сказать по-честному, осознание того, что я буду на конкурсе в 2018 году (после выступления не в 2017 году — Прим. модуль.), находился в некоторой неопределенности.

— Хорошо понимаю!

— Проще, как это было в последний раз — узнаешь, идешь и готовишься. А когда весь год томишься — в некоторых мыслях, где-то что-то читал, видел. Все это нагнетается. Из-за этого они даже немного депрессивные состояния. Но в любом случае это хороший опыт.

— Тем не менее, в практическом смысле, ты использовала эту паузу? Отсмотрела ли, например, профессиональным глазом в прошлом конкурсе из Киева, сделал для себя какие-либо метки?..

— Честно говоря, я смотрела только как зритель, специальных выводов для себя не сделала. Вы меня очень поразил случай с Джамалой (когда на сцене во время гость выступления выскочил джокер и показал голый зад. — Прим. модуль.). Меня поразило, что актер на сцене не защищен от возможных инцидентов. Это ведь может быть и просто дурак, и, слава богу, он ничего опасного не сделал, а мог бы и некоторые ненормальные человеку вред. Это меня потрясло.

— Будем надеяться, что организаторы будут учитывать этот нюанс. А что эти результаты прошлого конкурса? Нравится ли песня-победитель, я-певец Сальвадор Собрались, в гости, с которым в Лиссабон теперь все поедут?

— В профессиональном смысле, как певец. поет прекрасно, как на альбоме, очень легко. Как дышит, так и поет. Он очень сильно выделялся на фоне остальных конкурсантов, был оригинален в своей простоте. Что касается песни, ее хитовости, то, на мой взгляд, это не является привлекательным.

— Многие подкупила это искренность, которая была важнее хитовости…

— Совершенно верно. Самое главное — быть настоящим, а не пытаться быть похожими на кого-то, просто носить свои мысли со сцены.

— Давай пойдем к твоей новой песне I Won’t Break. Это является результатом некоторых напряженных поисков и размышлений на год?

— Я очень нервничал, постоянно дергала наших организаторов с Первого канала с вопросом о новой песне. Предложила: может, мы с Лешей (Алексеем Тараном, женой Джули. — Прим. модуль.) написать песню? Показал некоторые возможности. Я хотел бы, что новая песня отличается от прошлого года Flame Is Burning, был немного в другом настроении, более личный. В конце концов, так и оказалось.

— А в прошлом песня, значит, ты не любил, получается?

— Было бы неправильно так сказать. Она была хорошей. Но, честно говоря, очень осторожно, что-то не в моем стиле. Хотел бы я что-то больше борьбы, с жезлом. И Won ‘ t Break мне нравится больше, она больше обо мне.

— Значит, и хорошо, что не доехала до Киева, да? Хотя песней «лучше» разжилась…

— Что, как он сказал, что каждое облако имеет серебряные накладки. Я рад, что все произошло именно таким образом.

— Теперь настроен выиграть?

— Перед каждым конкурсом, которых было много в моей жизни, я никогда не думала, что должна получить первое место. В основном для меня всегда был достойным, что говорит. Так что люди, которые меня выбрали, не сказали: ой, блин, ну ок… И так, что бы они сказали: наша Юля — хорошо, она выступила достойно, достойно представила нашу Россию. Для меня это является наиболее важной задачей. Я хочу показать всем и доказать себе, что могу достойно выступить и на таком важном конкурсе, как «Евровидение».

— Как известно, это не только конкурс песни, но и конкурс номеров. Победа Салвадора Собрал, правда, отвергает отчасти это почти аксиома, но ты идешь, ты кроме хороших, на первый взгляд, команды, треки, отображает внутренний мир певицы, встряхнуть воображение еще и позирует, учитывая фамилию режиссера номера?

— Во время работы над номером. Я уже видела раскадровку. Познакомилась с танцорами. По идее, все должно быть круто. Но работа еще в самом начале. Планы, конечно, большие, необычные украшения. Я надеюсь, что все получится. Вся сложность в том, что на установку декораций и выход исполнителя на момент, как я уже сказал, есть только 30 секунд.

— Да, такой указ между номерами.

— Я не понимаю, как мы будем все это реализовать! Только это достаточно сложная сценография, и как мы это делаем в течение 30 секунд, я не знаю.

— Не волнуйся, там все схвачено. Отрепетируете.

— Да, я надеюсь. Не нафантазировали-напридумывали такого, что не удастся реализовать.

— Я слышу страх в твоих словах…

— Для меня главное, чтобы мне было комфортно, что мне нечего делать, так, что я думала о песне. Как бы не хотелось бы упасть во время выступления, ха-ха-ха.

— Так ты действительно держись! Я думаю, что твое начальство имеет чувство ответственности. Есть еще одна проблема: отношение к / удобства для гостей с ограниченными физическими возможностями. Кажется, что все на инклюзивность, но мы помним скандал с одноногим танцором Евгением Смирновым, когда Владимир Познер и Рената Литвинова выразили недовольство «запрещенный прием» на тв-шоу. На «Евровидении», аналогичная реакция была в 2015 году по сравнению с домом из Польши Монике Кушинской, который также выступал в инвалидной коляске. В прошлом году много говорили о том, что Россия будет использовать тебя в Киеве, что «давить на жалость». Что вы в таких вопросах в Лиссабоне?

— В этот день мы слышим критику и со стороны обычных зрителей, так и лицо, возможно, даже и с презрением со стороны наших коллег, артистов.

— С презрением?! Ты не оговорилась?

— Нет, к сожалению. Меня это очень расстраивает. Когда я читаю все эти отзывы, комментарии. Еще на «Евровидении» это было, и только когда поднялась вся волна, которая вообще принес очень много негатива: мол, в России больше никто отправить, что ли, развели тут цирк урод! Меня это на некоторое время выбило из колеи. Я попытался успокоиться так, что каждый, конечно, имеет право говорить то, что он хочет. А я со своей стороны, тоже делаю то, что хочу. Я работаю. Нужно делать то, что считаете нужным, и жить в свое удовольствие. И не обращать ни на кого внимания в этой ситуации.

— А если отвечать по принципу «ответ на привет» и взять в балет, который будет с вами говорить в Лиссабоне, того же Женю Смирнова?

— Ой!.. Честно говоря, у меня такой мысли не было. Это было бы странно.

— Странно?

— Ну да, собрать все в одной куче? Типа потроллить все, что ли? Не, я думаю, что это был бы перебор, конечно… Только мне на ум не приходило, потому что я ко всем отношусь одинаково, и мои сообщения, в том числе и для зрителей «Евровидения», чтобы быть в том, что все так же и относились друг к другу — одинаково для разных людей вокруг себя.

— Ты еще в прошлом году сказал мне, как долго мечтала о «Евровидении». Неожиданно для тебя эта мечта вдруг обрела конкретику — и вышел такой конфуз прошлого года. Тебя, как мечтательницу, не угнетала мысль о том, что, по мнению многих людей, и используется как инструмент в не очень чистоплотной политической игре?

— Я не знаю, то ли я дурочка, то совсем наивно, но мне было смешно когда я услышала о себе, как о «кремлевское оружие». Я считаю, что все это глупости, от желания придраться к чему-то. Мы до сих пор не ясно, почему мешать творчество и политику.

— Знаешь, не только тебе не ясно…

— Меня угнетало то, что некоторые люди думали, что я какой-то агент, почти не шпион, так глубоко посвященный в политические дела и процессы, сознательно участвует в каком-то заговоре. Обидно, что часто пытаются во всем видеть худшее.

— Ясно… Девиз нынешнего «Евровидения» — All Abord, или «Все на борту», а в смысле: ну, наконец все собрались вместе. И это частично мотивирован прошлогодними событиями. В Лиссабоне, помимо выступления, вам придется много общаться с еврофанатами, журналистам на пресс-конференциях. Ты уже думал о том, что и как ты собираешься им сказать, какое сообщение несет?

— Основная мысль, которую я всегда стараюсь донести до зрителя — что важно, независимо от того, что следовать вашей мечты и достойно делает свою работу, что бы вас любили и уважали за результаты работы, а не за то, что ты в коляске, или еще из-за чего-то. Я хочу своим примером удалить этот предел в восприятии того, что человек в коляске, что-то, что отличается от человека, не в коляске. В конце концов, лично у меня нет препятствий, у меня все в порядке, — голосовые связки на месте, нет плоскогубцы, пение мне не трудно. Если кто-то думает, что для меня это каждодневная борьба, и, что я себя как-то преодолеваю, перестраиваю, все это ерунда. Ничего такого не существует. Единственная борьба — с ленью, как и у любого другого человека, ха-ха-ха.

— Замечательно! Тогда я хочу, чтобы ты продуктивно бороться с ленью на этом важном сегменте своего творческого пути к «Евровидению»!

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.