Вдова Анна Пугач к 90-летию Дементьева: «Мечтал, что народный поэт»

фoтo: Лилия Шaрлoвскaя

— Aндрeй Дмитриeвич, сoвсeм нeмнoгo нe дoжил дo юбилeя. Будeтe ли вы тeм нe мeнee eгo oтмeчaть?

— Кoнeчнo. У нaс рaбoтaeт Дoм пoэзии в Твeри, и мы пeрeдaeм прaвo нa xудoжeствeннoe рукoвoдствo. Я буду прoдoлжaть тo, чтo oн дeлaл. В Дoмe сoбирaются мoлoдыe пoэты, срeди ниx eсть и вoспитaнныe, взращенные им, которые уже выданы. Там проводят различные конкурсы, такие как «Золотой лист» — премия для молодых поэтов, в конце концов, который был выпущен сборник поэзии, с лучшими песнями молодых дарований. Дом поэзии открыт и получил имя Андрея Дементьева 20. июля 2013 года. года, в этом году ему исполняется пять лет. Это до сих пор единственный в России Дом поэзии. Мы в любом случае планировали отпраздновать пятилетний юбилей и, конечно, мы будем это делать. 19. 20. июля состоится Русская молодежь победители предыдущих конкурсов. 20. так же, на Театральной площади, в центре города, состоится большой вечер-посвящение Андрею Дементьеву вы услышите стихи и песни над Волгой.

— Есть ли у вас уже планы относительно Дома поэзии?

— Я надеюсь на помощь местных властей, потому что от этого тоже очень многое зависит. В провинции большая проблема с персоналом, должны работать, потому что были люди, обученные, профессиональные. А проблема Твери в том, что она стоит между Петербургом и Москвой, и все пытаются найти работу в столице, потому что там другие зарплаты и возможности. Дом поэзии — бюджетное учреждение, и его деятельность зависит от внимания властей. Пока я не могу жаловаться. Все, что нужно для Дома выполняет. Губернатор Игорь Руденя с осторожностью относится к Дому, требования, с которыми мы должны. Я надеюсь, что со временем удастся создать в Доме музей. У Андрея много рукописей, книг, в целом вся история ХХ века уместилась на страницах произведений, написанных многими известными писателями, авторами «Юности». Андрей говорил о том, что этот век был полон для него любви, романтики и дружбы. И все это тоже нашло отражение в книгах стоит у нас на полках.

— Он ждал, муза, вдохновение, чтобы присоединиться перо?

— Нет. Он никогда не делал вид, что колдует над мыслью, так что его песни, как легкие, запоминающиеся. Удивительная вещь: когда он говорил, я не могла быть в зале — всегда взволнован, нервничал, сидела за кулисами. Он прочитал и запомнил и мог что-то забыть. И я всегда был готов на ритм следы. Все думали, что я его песни наизусть учу, но это происходит само по себе. Не, я начал вспоминать, и сбиваюсь… Андрею было спокойно, когда знал, что я рядом.

— Есть какое-то особенно яркое воспоминание Андрее Дмитриевиче, которыми вы можете поделиться?

— Светлое-это наш бизнес на Ближнем Востоке, в Израиле. 1994. год мы были только в браке. Познания, корреспондентскую работу, открыл снова, особенно после того, как его работа главным редактором. Начался новый этап жизни, как для него так и для меня. Он написал:

«Нас с тобой венчал Иерусалим.

И пока ты рядом — жизнь неповторима.

Я должен признаться, что в любви в Иерусалиме,

Потому что здесь, и я любим».

— Жизнь в Иерусалиме начала вашей семейной жизни, и, конечно, был наполнен многими событиями, впечатлениями…

— Много было. Для меня большим событием стал вечер в Карнеги-холл два года назад. Главный концертный зал в мире. Многие поэты выступали, среди них — Вознесенский, Евтушенко. Это был первый такой вечер для Андрея, и мы очень обеспокоены. Аудитория собралась восторженная, и это был апофеоз его поэтического взлета. Я радовалась вместе с ним. На Бродвее висели афиши о мероприятии в Карнеги-холле. Россияне, услуги люди, которые жили в Америке в 20-30 лет, говорили высокой, теплые слова о нем. А Андрей всегда высокая награда является результатом наций. Есть даже и такие строки:

«Литература является одним только дата,

Ма обнаруживает, что ее народ».

Честно скажу вам, он мечтал только об одну награду — быть народный поэт. Нет такого звания в России, о чем неоднократно сказал Иосиф Кобзон. Не следует, что власть его присуждала. Достаточно того, что говорят люди. Напишите мне в социальных сетях. Это признание.

— Вы были частью его жизни, и он является частью вашего. Что у вас сейчас на душе?

— Очень тяжело все дается. Я не мистик, но считаю, что Андрей помогает мне. Андрей Вознесенский назвал его «божий человек». Вокруг Андрея всегда была светлая аура, удивительно солнечная энергия. Все растворялись в своей доброжелательности. Сейчас я собираю художников, готовлю юбилейный вечер, но мне что-то не хватает. Писатель говорит, что не может никак начать, что-то не в порядке. Потом мы поняли, в чем дело. Нет Андрея. Не существует единого человека. Это трудно, но мы будем стараться, чтобы вечер прошел достойно. Все его друзья, замечательные люди.

— Работа, сложный график… Должна быть по крайней мере немного помогает справиться с горем?

— С грустью ничего. Это уже навсегда. Но должно работать. Мне помогают его дочери, и есть ощущение, родни, семьи. Перейдите на день рождения Андрея на кладбище, а затем и в Тверь. Близкие меня поддерживают. Спасибо «Московскому комсомольцу», который всегда нас поддерживал.

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.