Иосиф Кобзон на прощании: «Такого солнца, как Шаинский, больше не будет!»

фoтo: Гeннaдий Чeркaсoв

…Нaрoду нe скaзaть мнoгo, нo пришли сaмыe прeдaнныe. Тут и Иoсиф Кoбзoн, и Лeв Лeщeнкo, и зaмeститeль министрa культуры Aлeксaндр Журaвский, рукoвoдитeль культурнoгo oтдeлa Кибoвский, друзья, сeмья. Сцeнa, грoб пoд тeлo, вeнки, улыбaясь пoтртeт. И, кaк будтo для нeгo, впeрвыe зa много дней, оказалось, что такой солнечный день!

— Конечно, появляются и другие композиторы, — говорит на панихиде Иосиф Кобзон — но такого солнца, как Шаинский, больше не будет. Посмотрите, в какую светлую память оставил по себе этот человек, маленького роста, но большой талант!

Шаинский прошел серьезнейшую научную школу, начал свои композиторские опыты с написанием серьезных симфонических, так и каждая его следующая песня — как подробно рассказывал «МК» композитор Владимир Дашкевич, — опирается на классическую симфоническую традицию. Так что его потенциал огромен. И за каждой, казалось бы, простые мелодии, взгляд в вечность.

— С песней Шаинского мы хотим жить! — Продолжил Иосиф Давыдович. — Каждая встреча с ним внушала, и радость, и надежду, как сейчас не хватает таких творцов! Он, я бесконечно радовался, когда пел свои песни, заводил всех вокруг себя, вселял эту радость в нас!

Смотрите фоторепортаж по теме:

Кобзон, Лещенко, Азиза и другие на прощании с Владимиром Шаинским

47 рис.

…Конечно, родственники могли похоронить Владимира Яковлевича в США, где умер 25. декабря в больнице в Сан-Диего, в 93-м году жизни. Но, согласно последней воле, доставили его в Москву. До Дома композиторов тянутся и тянутся люди с цветами. В зале звук его песни — «Две звезды я отыщу в облаках…».

А коллеги все вспоминали и вспоминали о том родном Шаинском — простой в общении, с потрясающим чувством юмора, при этом абсолютно безвозрастном — он и в свои девяносто вел себя, как мальчик, говорят, постоянно и на велосипеде катался, и с горки на лыжах. Как вы идете, как только в бесконечном страну Детства, ними произошло, он там и остался, вовлекал других, говоря: — быть чистой, будьте счастливы…

Вот и расставание с ним это был скромный, без лишнего пафоса и ненужных слов. Шаинский всегда был на стороне жизни, он жил в любви, и до последнего — когда болезнь отпустила — сразу бежал на фортепиано.

— Не на заказ пишу, мне это нужно, — говорил он, — так много музыки во мне, и эта музыка звучит!

А церемония, между тем, завершена. Когда гроб выставлены из зала, друзья-музыканты и многочисленные поклонники, по традиции, зааплодировали. И теперь его улыбка, растворенная в сотни любимых песен, и по-прежнему будет входить в каждый дом, потому что он создал — кроме знаменитых и мюзиклы — универсальный язык, который делает ребенка счастливым… даже если ребенок уже взрослый.

Посмотрите видео на тему:
«»Светлый композитор»: Москва проводила Владимира Шаинского в последний раз»

00:00