В ШДИ зарядили rap battle по Шекспиру

Фoтo: Тeaтр «Шкoлa дрaмaтичeскoгo искусствa».

«Киндeрсюрприз», кaжeтся, пoбил рeкoрд пo мaлoбюджeтнoсти выступлeния, чтo дo сиx пoр удaлoсь тoлькo тeaтр кoляды из Eкaтeринбургa. В любoм случae тo, чтo вы видитe гeрoeв бeссмeртнoй трaгeдии любви, oстaвляeт впeчaтлeниe идeaльнo выпoлнeннoгo зaдaния для студeнтoв-xудoжникoв: из ничего сделать все. Сделали: Монтекки и Капулетти сидят на стульях анфас к зрителю, и являют собой живописнейшую картину маслом: Монтекки-мать в пальто, в котором скрыты все родственники — стоит открыть полы, вы видите всю родню в бумаге, вплоть до дедушек. Муж ее был изображен на черной футболке. А матушка Джульетты в кринолине от оранжевых жилетов дорожных рабочих и со светящимися полосками. На Тибальде юбка из галстуков — пестренько, головной убор Меркуцио — желтая прозрачная папка со вставленной в нее ручкой. Хороший группе дает муж кормилицы с собачкой на руках, — некоторые русские терьер в профиль из дсп. И только главные герои по скромному — белый верх, черный низ, тем не менее, Юлий джинсы-это синие.

Крымов продолжает испытывать классики фарсом и клоунадой, что у нее происходит с другим результатом, но в случае с «Ромео и Джульеттой» испытание прошло с успехом. Жестокий пересмешник умело сплетает шекспировский текст с прозой сегодня: с лексикой, атрибутами, с Интернетом. Наконец, с рэп-батлом, в котором воплощается дуэль Меркуцио с Тибальдом — он войдет в учебники условного театра и требуется подробное описание.

Но прежде следует уточнить, что режиссер вовсе не намерен следовать изложению истории — кто он неизвестно. Он с самого начала отвергает персонажей с исторического пьедестала, давая масками: Romeo — зайчик, а пассия его молодые — как правило, лягушка. Вот и встретились два зверька, на фоне принта знаменитой картины Шишкина «Утро в лесу». Зайка, жабка и неуклюжие медвежата на поваленных деревьях. А потом придет родня — ну, выше вы читали.

В их симпатичными история Крымов представляет одну очень важную персону — город Верона, по которой нас ведет руководство шибанутого виды. Он был взволнован, рассказывает историю славного города, показывает предметы и достопримечательностей в различных техниках и материалах: кафедральный собор (фанера), дом ромео и Джульетты (кукольный макетик на ряд). Топ — саркофаг Джульетты (деревянный ящик, из тех, кто «не кантовать»). Когда его открыли, Монтекки с Капулетти, в том числе и самого провода, зажимают носы и морщатся: ну и запашок же от невеста-подросток (напомню, Джульетте было всего 13) на века!

Автор фотографии: Наталия Чебан.

И, как волнение первой любви? А порывистость чувства и достоинство, что правильно? Это не Крымову, — это печальная история о сценических и туристических использование само по себе убивает и острых ощущений, и порывистость. Да, и с верой в сложившихся обстоятельствах как-то и не слишком много. Так Крымов и, глядя на эту историю глазами клоуна — мудрый, все понимает, умеющего из слезы выжать смех, а от глумливого смеха — мысль. Провести пересечения поэзии вершины: «Киндерсюрпризе» он есть и отсыл к «Гамлету», и «Много шума из ничего». А Ромео, тот, как правило, цитирует бродского, потому что, по свидетельству мамы, любит его.

Изысканный дизайн воплощают студенты — третий курс Крымова и Каменьковича. Трудно сказать, насколько трудно им существовать в жесткой эстетике театр дуракаваляния, но у команды легкое дыхание, и, таким образом, всем студентам третьего года можно смело поставить зачет по искусству. Спасибо вам, мастера — узнали.

Прозаический текст, который преобладает над страной, который в свою очередь определяется ключевых цитат (переводы Пастернака и Маршака), сочинения самого Дмитрия Крымова, а это поэтический батл Меркуцио — Тибальд студентов (Владимир Комаров и Николай Яскевич) они сами делают, и должен заметить, что Оксюморон с Гнойным и Прыщавым нервно покурят. Эта сцена решена очень эффектно: battle дуэлянты разведены по разным концам сцены, первый рулон — Меркуцио падает и поднимается с окровавленным ртом. Тибальд удовлетворяет свои рэп-удар, и после того, как на белой рубахе проступает кровь. В ответ Меркуцио…

— Тибальт, как тебя так взрастили?/Ясно — прятали книги, подкладывали весов,/Но главный вопрос: почему ты все росла и росла?/В мире есть Windows, почему бы кто-то здесь нуждается в DOS-а?

Тибальт получает несколько ударов в лицо.

— Где ты возьми свои стихи?/На «брифли»?/Ты, мухомор, я медведь гризли!/В моих словах полно смысла, ты, пень лысый,/Война, спрячься в backstage!

…И так далее, до последней поэтической сюжетной линии и крови и смеха в зале. А это финал, не грустно — это ужасно. Крымов поставил свой памятник вечной любви: пара, застывшая на стуле, упакованы в черный целлофановый пакет. На века.

Фото: Театр «Школа драматического искусства».